† Phase trabea †
Добро пожаловать в Ад.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

† Phase trabea † > Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1 Un-Go Ты – одна...  8 мая 2017 г. 17:07:32


Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1 Un-Go Ты – одна...

Шизуй 8 мая 2017 г. 17:07:32
­Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1
Un-Go


­­


­­


Ты – одна из лучших хакеров Китая, Гонконга, Японии и обеих Корей. Сразу заметим, что в самом начале своей карьеры тебе довелось активно сотрудничать с представителями преступного мира под угрозой смерти, однако же когда над твоей головой нависла другая угроза – риск быть арестованной, ты выбрала удобное время и переметнулась на службу к закону. Правда, весьма специфическую – могла взяться за любое дело (порой даже государственной важности) когда тебе заблагорассудится, зачастую не заботясь о последствиях, но, тем не менее, всегда докапываясь до истины. Каково же было разочарование, когда все твои труды присваивались некому Кайсё Ринроку, да еще и выходили в свет в совершенно искаженном виде! Вскоре, впрочем, ты обрела знакомого, который разделял твое возмущение – частного детектива Юки Синдзюро, пусть он уже задавил свое недовольство апатией. Что же, надо отдать ему должное - жизненная позиция этого человека убедила тебя окончательно порвать со службой на благо председателя японского правосудия и быть «самой по себе». Но несмотря на это решение, дружбу с Синдзюро и его окружением ты прекращать отнюдь не собиралась, по-прежнему помогая ему по мере своих сил. Все бы ничего, да только вот отточить изворотливость, дабы избегать преследования со стороны полиции тебе не помешало бы...



Юки Синдзюро: (Т-твое имя?) – на лице «Окаянного Детектива» появляется едва заметный румянец и парень поспешно отворачивается, дабы ты сего не заметила. – Я, помнится, уже не раз просил тебя не ходить за нами хвостиком! Неужели тебе охота постоянно нарываться на опасность? *Кажется, он не признается в этом даже под вопросом Инги, но Синдзюро впервые понял, каково это – чувствовать, как сердце отбивает барабанную дробь при виде одного и того же человека. А поскольку у Юки нет опыта в подобных делах, то только и может он пока, что волноваться за твою личность, стараясь оградить ее от своей деятельности и главное – от Кайсё Ринроку. Этот человек, по мнению молодого человека, представляет наибольшую опасность для тебя*

Инга: (Твое имя), (Твое имя), наконец-то ты пришла!! – радостно вопит мальчишка, повисая на тебе и обнимая до хруста костей. – А пойдем сегодня гулять? По заброшенным местам, да – там тааак интересно! Ты же купишь мне печенье, да? Эй, Казамори, отойди! (Твое имя) пришла ко мне, а вовсе не к тебе! *Помимо Синдзюро, ты – единственный человек, который знает, что Инга-паренек и Инга-женщина – одна и та же личность, да еще демон вдобавок. Ничего не стоило вычислить это по его поведению и старым книгами о японской нечисти. Но тебя это вовсе не пугает, а в силу своего интереса к таинственности даже притягивает. Инга же, сам того не понимая, привязался к тебе, воспринимая как сестренку, с которой можно поговорить о чем угодно. Иногда в его отношении к тебе проскальзывает типичная детская ревность – то к Синдзюро, то к Казамори. «Душа сестренки просто прекрасна. Такую вкуснятину нужно беречь, как зеницу ока, до подходящего часа, никого к ней не подпуская», - именно такого мнения придерживается демон*

Саса Казамори: Хочешь, чтобы я пошла с тобой и Ингой? А он против-то не будет? Вон как глазами нас буравит…Можно? Спасибо большое. И куда же мы пойдем, почему без Синдзюро? *Хоть она и является Искусственным Интеллектом, но ручаюсь - лучше подруги тебе на всем свете не найти. Ты доверяешь Казамори как себе самой – а что же, она не расскажет о поведанных тобой секретах никому, даже Инге, ибо души у нее нет. Кстати, а ведь во время твоих визитов в обитель детектива тебе удается на некоторое время примирить ИИ и демона, так что в итоге вас часто видят гуляющими по так и не отстроенным развалинам Токио. К тому же, ей ничего не стоило догадаться, что к тебе испытывает Юки, а потому она старается поспособствовать вашему воссоединению*


Кайсё Ринроку: *Вряд ли кто-нибудь разозлит тебя больше, чем этот человек. Взломав как-то его компьютер, ты поняла: он, пользуясь своим влиянием, фабриковал доказательства преступлений как сам того хотел. А то, что председатель правосудия Японии присваивает себе результаты работы «Окаянного Детектива», да еще и перекручивает их до неузнаваемости, взбесило тебя. Именно поэтому с тобой могут договориться только Синдзюро и его компания, а не Кайсё, Риэ или Идзуми - иметь дело со столь избалованными от вседозволенности людьми у твоей личности нет ни малейшего желания. Параллельно ты понемногу собираешь улики, которые рассказали бы о злоупотреблениях полномочиями Кайсё Ринроку и Идзуми Коямой*
- Занимательная особа, - немного недовольно произносит мужчина, поправляя очки. – Была бы мужчиной, я бы подумал, что Юки Синдзюро обзавелся братом-близнецом. Единственное что – больно уж любопытна девушка, но, думаю, это можно легко исправить.

Кайсё Риэ: *Девушка пользуется недюжинным презрением с твоей стороны, ибо в глазах твоей юной особы она – типичная пустоголовая кукла, считающая, что раз у нее есть влиятельный отец, то и позволено ей творить все, что заблагорассудится. Сама же дочь председателя до сих пор не может понять, почему ты так упорно ее избегаешь, вновь и вновь предпринимая попытки завязать с тобой дружбу*
- (Твое имя), ты знаешь, где Синдзюро? У меня есть к нему важный разговор…Я что-то неправильно сказала? Почему ты так недовольна? – недоумевает Риэ, стоит ей прийти к Синдзюро с просьбой привести очередное расследование и наткнуться на твой тяжелый хмурый взгляд.

Идзуми Кояма: Мерзкая, своенравная девчонка! «Окаянного детектива» с его помощниками нам было мало, а тут еще и она подключилась! Ну ничего, ничего, я еще помню, за что она однажды привлекалась к ответственности…Пусть не думает, что в этот раз сможет избежать наказания за то, что пытается ставить ловушки на меня и председателя Кайсё! – негодующе восклицает прокурор, стискивая в бессильной ярости руки. *Это вторая личность сразу после Ринроку, способная за пять минут довести тебя до белого каления. За время вашего недолгого сотрудничества бывало и так, что пару раз ты награждала ее ударом в челюсть, что только подогревало обоюдную ненависть. Вдобавок она боится, что ты выведешь на чистую воду всю тайную деятельность председателя, а потому не оставляет попыток упрятать тебя за решетку, злясь каждый раз, когда веской причины для твоего задержания не оказывается и приходится твою персону отпускать*

Сэйген Хаями: Знаете, вам лучше сейчас не афишировать свое пребывание на месте преступления…Идзуми-сан вновь будет зла…*Пусть вы по жизни находились по разные стороны баррикад, иногда могли перемолвиться словцом, пока Кояма не видела. Надо заметить, сперва ты весьма сочувствовала сему молодому человеку, до поры до времени, конечно – как-никак, а иметь такую начальницу, как Идзуми, ты бы и врагу не пожелала. Однако же когда узнала, что он имеет прямое отношение к Беттено, причиняющей твоим друзьям столько неприятностей, порвала вообще все связи с японской системой правосудия*


Куромицу Мине: *А вот тут, пожалуй, повторяется ситуация с Хаями. Да, было время, когда вы были хорошими приятельницами – ты не раз и не два предоставляла ей интересующую информацию в обмен на сведения о том, что творится в тот или иной момент в японском правительстве, но едва узнала, что она тоже была нечиста на руку, без сожалений сожгла все мосты, не возвращаясь в последствии за пеплом*

Профессор Ядзима: *Тебя очень тронула история этого человека, а потому даже после раскрытия тайны с его семьей ты часто захаживаешь к нему – просто так, чтобы побеседовать. Мужчина, надо заметить, очень рад, когда ты его навещаешь, ибо поддержка нужна ему, как никогда. Вы часто беседуете, сидя в его библиотеке и перебирая книги – вполне занимательное занятие*
- Двери моего дома всегда будут открыты для тебя, - обещает Ядзима по окончанию каждого визита твоей личности к нему, в очередной раз провожая тебя до дверей.

«Писатель»: *Послушав рекомендации Синдзюро и Ядзимы о нем, ты сделала вывод, что он страдает целым букетом психических отклонений. А когда узнала о баснословном количестве исписанных им листов, то, покрутив пальцем у виска, с усмешкой заметила: «Ну, бумага все стерпит, так что пусть себе пишет…»*

Беттено: *Подумать только, тебе удалось ее удивить! Ты – единственный человек, кроме Синдзюро, на которого не распространяется ее магия! Божество поражено, но одновременно и недовольно. Пожалуй, ничего ему так не хотелось бы, как сломить наконец стену твоего сопротивления и заставить твои глаза видеть то, что угодно человеку, с которым оно связано*


«Поющие на поле боя»


Курата Юко: * Бывали деньки, когда на Синдзюро накатывала меланхолия по старине и тогда он рассказывал тебе о музыкальной группе «Поющие на поле боя», показывая при этом старую коллективную фотографию. Как-то раз он, с какой-то грустью глядя на тебя, заметил, что по характеру ты очень похожа на Юко. А тут еще и Инга в огонь масла подлил – заявил, что в образе взрослой женщины он очень напоминает ту самую девушку. С тех пор ты стала чаще размышлять над тем, кем же Курата была для Юки*

Серада Макиро: *А вот о нем тебе рассказал уже Инга, вздрагивая от отвращения каждый раз при упоминании имени этого человека. А как же иначе, если он был связан с Беттено, которая уже успела изрядно насолить команде Синдзюро? Признаться, ты была очень изумлена, узнав, что это божество уже тогда заявляло о себе. С тех пор тебя мучит один навязчивый вопрос – а откуда же все-таки вообще взялась Беттено?*

Онно Мёсен: *Тебе удалось узнать только, что он после распада «Поющих на поле боя» состоял в секте, где Беттено являлась идолом и, можно сказать, карателем для неверующих*

Сабури: *Тебе доводилось слышать о нем только как о главе «Поющих»*

Ясуда Куми: *Взглянув на пожелтевшее от времени фото, ты отметила про себя, что ничего примечательного в ней нет – стрижку каре на каждой третьей, если не второй, голове можно встретить. Даже появилось желание сделать ее и без того квадратную с этим каре голову еще более квадратной…*

Ямага: *Глядя на ту же фотографию, ты решила, что из всех шести он является самым привлекательным. «Жаль, что уже мертв» - таков был окончательный вывод*

Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.beon.ru/0-29-my-tests-you-re-welcome.zhtml
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-006.html
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Ядзима Акико(Дива) 27 июля 2009 г. Сестрички Дива и Сая
242 17 января 2012 г. Рыжий Доктор
Буравить взглядом потолок. Сожалеть... 16 ноября 2010 г. Saggitarius
Шизуй 8 мая 2017 г. 17:09:54 постоянная ссылка ]
­Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1
Kamigami no Asobi

[SPOILER]
­­


­­


Казалось бы, ну что такого примечательного – обыкновенная девушка из мира людей….Ну, по крайней мере, ты считала так ровно до того момента, как тебя угораздило очутиться в Саду Зевса. Но что же послужило тому причиной?
Видишь ли, Верховный, понаблюдав за успеваемостью молодых богов в своей академии, вынес вердикт, что одного человека недостаточно для того, чтобы те поняли наконец, что представляет собой человеческий род. Почему в таком случае его выбор пал на тебя – этого даже он сам не мог объяснить. Но факт остается фактом: теперь ты коротаешь дни за просиживанием в классных комнатах академии. Признаться, в первые же дни своего пребывания в этом месте ты не раз успела возблагодарить судьбу за то, что одними из главных черт твоего характера были беззаботность, жизнерадостность и хорошее чувство юмора (иногда даже и черного, но это тебе ничуть не мешает), ведь с таким набором качеств найти общий язык с некоторыми богами и другой девушкой, Юи Кусанаги, не составило большого труда.
Не стоит, впрочем, скрывать того, что бывают и моменты, когда твоя личность тоскует по дому в мире смертных, но ведь скучать, особенно когда рядом находится шумная и веселая компания, слишком долго не приходится, верно?



Юи Кусанаги: *«Определенно, Зевс не прогадал, решив избрать именно (Твое имя)!» - эта мысль не перестает мелькать в голове девушки с тех самых пор, как она с тобой познакомилась. Буквально с первых же минут она нашла в тебе родственную душу, ту, которой не страшно поведать самое потаенное и сокровенное. Вам случается довольно часто засиживаться в ее комнате допоздна, болтая о том, о сем. Зная, к тому же, о сильной симпатии солнечного Бога к ней, ты прилагаешь все усилия, дабы свести двух своих лучший друзей вместе. Кусанаги, в свою очередь, воспринимая тебя как сестру, взялась учить тебя обращаться с катаной, так как она уверена, что умение постоять за себя когда-нибудь обязательно тебе пригодиться. Даже несмотря на то, что порой ты бываешь невыносимее Локи с его проказами, Юи все равно очень дорожит тобой, закрывая на ваш с Лаватейном взрывоопасный дуэт глаза*
- (Твое имя), мы с Мелиссой подумываем устроить вечеринку в честь сдачи ребятами экзамена по людской психологии. Поможешь нам украсить зал? А приготовить угощение? – сияя, интересуется Юи, двумя руками вцепляясь в твое предплечье и чуть ли не подскакивая от нетерпения. Да, не счесть, сколько раз ты помогала ей с устройством вечеринок, но тебе же сие только в радость…


Греческие боги

Аполлон Агана Белеа: - (Твое имя), гляди! Только что сорвал – с раннего утра провозился! – радостно сообщает тебе юноша, показывая на огромный букет покрытой росой сирени. – Как ты думаешь, ей понравится? Как так «слишком много»? Это всего лишь пятый букет за два дня! *Он обрел в твоем лице отличного друга и прекрасного советчика. Поскольку с техникой ухаживаний смертных он не знаком, то парнишка может часами донимать тебя по поводу того, что нравится девушкам, дабы произвести впечатление на Юи, искренне удивляясь, когда немного перегибает палку. Как же так, ведь он следовал всем твоим советам! Впрочем, удивляется Аполлон недолго, ибо знает, что у тебя всегда есть в рукаве как минимум пять альтернативных вариантов. И ты, в свою очередь, прекрасно знаешь, что Бог Солнца всегда поможет тебе, если в дверь постучатся неприятности. Между вами нет никаких тайн или недомолвок, поссориться же вам точно не грозит – вашей дружбе суждено только крепнуть*

Гадес Аидонеус: *Несмотря на то, как хорошо отзываются о тебе оба его племянника и как ты ладишь с Юи, он никогда не найдет в себе силы подойти к тебе даже чтобы поговорить, не то, чтобы что-то сделать или помочь. Причина до обидного проста: он боится. Боится навредить тебе своим злосчастным проклятием. Конечно, Гадес не сомневается, что ты хороший человек, но омрачать твою улыбку своей аурой Бог Подземного Царства не посмеет. Мысль о том, что ты можешь пострадать по его вине невыносима для Гадеса, а потому он откровенно пугается, стоит тебе подойти, что отнюдь не мешает его сердцу обливаться кровью, когда он смотрит на тебя, Юи и племянников – как же порой хочется присоединиться ко всеобщему веселью!*
- Пожалуйста, не подходи ко мне…Я не хочу причинять тебе боль… - чуть не плача, выговаривает мужчина, вытягивая руку, дабы ты не подобралась ближе.

Дионис Тирсос: - О, здравствуй-здравствуй, маленький жаворонок! – радостно отзывается юноша на твое приветствие. – Так и думал, что ты прилетишь сегодня ко мне в теплицу. Видишь, как виноград разросся – всю беседку заплел. Скоро уже можно будет собирать первый урожай…А вот, кстати, первые спелые ягоды – открой-ка ротик, самолет идет на посадку! *Тирсос каждый день считает минуты до твоего прихода, ибо чувствует, что больше не может жить без твоей улыбки и живой заинтересованности ко всем сюрпризам, что преподносит жизнь – как хорошим, так и плохим, что иногда донельзя удивляет Бога Плодородия. А поскольку же ты и понятия не имеешь о его чувствах, то бедный парень страдает, глядя, как ты непринужденно беседуешь с младшим Тоцукой или же шутишь с Лаватейном. Ему обидно, что тебя в нем, как ему кажется, интересуют только фрукты да знания о садоводстве, а ни одного из его намеков так и не поняла. И все же Дионис не из тех, кто так уж просто сдается, отпуская то, что ему дорого, а потому он не отступит до последнего, борясь за твое сердце*

Зевс Кераунос: Возможно, я поторопился со своим решением. Пожалуй, мне не стоило перемешать в Сад столь шебутную особу. Когда она и этот Локи находятся рядом, порядок трещит по швам. Хотя…может, так молодняк быстрее смекнет, что у людей разные характеры. Да еще и сыновья опять меня волнуют – так и не поняли, что рядом со смертными девушками нужно держать ухо востро…То одна, то другая – это не окончится добром. А еще эта книга….Откуда девчонка ее взяла? И как много уже успела узнать о Европе, Латоне, Алкмене, Деметре, Ио и Майе?... Великий Я, а если Гера узнает?...Отдай это мне, сейчас же! *Хоть ты и была избрана им самим, не больно-то он в последнее время радовался – ты, не боясь испепеления молнией, оказала ярое сопротивление установленным в школе правилам, вместе с Локи, да. Выслушивая жалобы Тота, он думает – а не отправить ли тебя обратно домой? Но тут же напоминает себе, что против этого выступят почти все молодые боги, так что связан, получается, по рукам и ногам. Что касается книги, то это всего лишь найденный тобой сборник мифов народов мира, в котором добрая часть отведена греческим. Естественно, там упоминается и о том, сколько было у Зевса детей от смертных и других богинь…Мда, в самом деле лучше, чтобы Гере не попалась в руки эта «неправдивая книжонка». Вдобавок сознание Зевса наотрез отказывается принимать тот факт, что Дионис буквально расцветает рядом с тобой, а сердечная рана Аполлона постепенно затягивается. Если бы не эти вопиющие обстоятельства, ему вообще не было бы до тебя никакого дела – разве Громовержец обратил бы внимание на такое ничтожество, как смертная?*


Японские боги

Такеру Тоцука (Такэхая Сусаноо): И куда опять лезешь? Не ты ли давеча говорила, что плохо плаваешь? – недовольно интересуется Бог, глядя, как ты с опаской опускаешь в озеро босые ступни, вцепившись в деревянный пирс до побелевших костяшек. – Что будешь делать, если в воду упадешь? Я за тобой не полезу. Даже обрадуюсь. *В его отношении к тебе преобладало бы равнодушие, если бы он не видел, как его обожаемый родственник чахнет от тоски, не имея возможности назвать тебя своей возлюбленной. Подавленный вид брата порой заставляет Сусаноо кипеть от ярости, но в силу того, что Цукиёми попросил его не вмешиваться, ему остается только скрежетать зубами в сторонке. Итог: единственное, чего ты удостаиваешься с его стороны - презрительный взгляд и злобное фырканье. Ничего не поделаешь – упрямому Такеру проще расшибиться в лепешку, чем подавить свою неприязнь к тебе*

Цукито Тоцука (Цукиёми): *Ему никогда не забыть одной жаркой ночи, казалось, зачаровавшей весь Сад. Тогда, прогуливаясь по берегу озерца и любуясь своей любимой луной, он заметил на песчаной косе обнаженную фигурку - девушка, склонившись над водой, выжимала мокрые волосы. Цукиёми не смог забыть этого зрелища: влажно поблескивающая капельками воды кожа казалась почти мраморной в бледных лучах ночного светила, волосы искрились…Тогда он впервые сравнил тебя с луной – такой же прекрасной и таинственной. Поняв позже, что тебя можно сравнить скорее с солнцем или ураганом, ничуть не расстроился. И если Аполлон спрашивает тебя о Юи, то Цукито расспрашивает ее о тебе. Но увы, сухие конспекты тут не помогут. Тоцука не понимает, что за чувство скребется у него в груди. И поэтому, видя, как кружат вокруг тебя соперники, юноша страдает – как бы хотелось понять, что за чувство – любовь, а как бы хотелось еще больше, если бы ему в этом помогла ты! А тут еще и брат грозится тебя утопить – что ты тут будешь делать?*
- Брат, тебе совершенно не о чем волноваться, - спокойно произносит Бог Луны, хлопая раздраженного Такеру по плечу. – И до солнца, и до луны порой бывает сложно достать. Тем не менее, я попытаюсь. Мужчина всегда должен бороться за то, что ему дорого – Юи так говорила мне…

Акира Тоцука (Аматэрасу): Глупая смертная! С каких пор эти мошки настолько обнаглели, что разговаривают с богами на равных?! *В кои-то веки Такеру и Акиру что-то объединило, а точнее – неприязнь к твоей личности. Тебе было достаточно всего лишь единожды принять его за девушку, чтобы заполучить огромную долю злобы с его стороны – мне кажется, Аматэрасу никогда тебе этого не простит*


Скандинавские боги

Тор Мерингёрд: Тебе стоит быть осторожнее. Излишние доверчивость и желание пошутить могут оказаться чреватыми, а вот осмотрительность никогда не повредит. Хотя кому я это говорю – Локи тебя уже так обработал, что на проказы не потянуть не может… - губы Бога Грома и Молнии растягивает едва заметная улыбка, в то время как его пятерня ерошит тебе волосы. *Ты прекрасно влилась в коллектив скандинавских богов. Они отчуждены от компании, ты же излучаешь яркий солнечный свет. Идеальный контраст, не правда ли? Так считает и Тор, записавший себя в старшие братцы, несмотря на то, что ему и без того на роду написано присматривать за двумя друзьями. Пусть он старается того не показать, но на самом деле Мерингёрд очень переживает за тебя, а в частности за твое общение с Локи – ему кажется, что тот причинит тебе вред своими розыгрышами, или полностью завлечет на сторону нарушителей школьного порядка, доводя учителя Тота до белого каления. Тор не желает тебе неприятностей, а потому оберегает тебя как зеницу ока, будучи всегда готовым помочь или же наставить «на путь истинный» вовремя данным советом*

Бальдер Хрингхорни: *А вот и еще один твой братец, беспокоящийся за каждый твой неосторожный шаг. Правда, иногда сложно сказать, кто и о ком больше печется: он ли о тебе, видя, как ты придумываешь очередную проказу вместе с Локи, ты ли о нем, когда тот падает на ровном месте…Собственно, это не мешает вам периодически ходить друг за другом хвостиком, болтая обо всем, что только может привлечь ваше внимание. Разумеется, Бальдер памятует о том, что едва курс обучения богов подойдет к концу, вы и Юи исчезнете из Сада, но просто так расстаться со своей юной сестренкой он не в силах*
- (Твое имя), обещаю тебе, я буду навещать тебя так часто, как только смогу! – в который раз пламенно клянется тебе Хрингхорни, стоит лишь заикнуться о том, что ты истосковалась по дому. – И Тора, и Локи с собой приводить буду – не сомневайся, мы всегда будем помнить о тебе!

Локи Лаватейн: Таки нашел! – с нескрываемой гордостью вещает Бог Коварства и Хитрости, потрясая перед тобой террариумом с огромным мохнатым пауком. – Выпустим завтра на лекции, а? Вот старина Тот обрадуется! Как тебя завтра на ней не будет?! Зевс велел прибраться в библиотеке? *В мыслях: «Чертов старикашка!»* А потом? Обещала Цукито погулять по берегу озера вместе? Ладно…*Нахмурился еще больше* А завтра? Только не говори, что…сажать оливковые деревца с Дионисом? Вот как…Да нет, не менялся у меня голос, тебе показалось…*Разозленный Локи, без сомнений, опасен. Лишь будь на то его воля – и он привязал бы тебя к себе при помощи своей магии, и не отпускал бы ни на секунду. Еще бы! Человек, принимающий его таким, каким он есть, со всеми недостатками, а в некоторых случаях еще и разделяющий его увлечения…О, как Лаватейн жалеет, что его божественная сила сдерживается чертовой побрякушкой на шее! Он готов рвать и метать, когда кто-то завладевает твоим вниманием, поэтому старается не выпускать тебя из поля зрения. И в отличие от Бальдера, которого ты ему так напоминаешь, Локи не смирился с тем, что по окончанию учебы вам придется распрощаться – он намерен забрать тебя с собой, в Вальгаллу. А пока он все чаще вовлекает тебя в свои замыслы, зорко следя за тем, чтобы никто, будь то бог или человек, к тебе не приблизился*


Египетские боги

Тот Кадуцей: Нет, эта смертная точно хочет, чтобы я упокоился рядом с Тутанхамоном! Стоит ей оказаться рядом с Лаватейном – и вот, пожалуйте, такое хрупкое спокойствие подорвано. Главное, что и наказания никакие не помогают: два-три дня ведут себя мирно, а потом срываются, как с цепи – и опять все сначала. А всерьез придраться не к чему – учится хорошо (да и не нужно ей это, раз она человек). Но поведение ее меня донельзя разочаровывает. Надо будет поднять тему о том, чтобы повлиять на эту особу. *Ты – его головная боль. Он не раз имел честь лично познакомиться с вашими с Локи розыгрышами, что особой радости ему, конечно же, не прибавляло. Сколько раз он назначал тебе наказания и отработки – не счесть, но если рядом с тобой Локи, то все уже, пожалуй, предрешено. Хотя надо заметить, что иногда ему сложно сдерживать легкую улыбку, когда он наблюдает за тем, как резвится молодежь*

Анубис Ма’ат: Анубис…не понимает, что с ним творится…Анубису плохо, когда (Твое имя) нету рядом…Может, Тот знает, что он испытывает? *А ведь все начиналось так безобидно и невинно! Ложась спать, ты оставила на подоконнике у раскрытого окна блюдце с кусочком торта к завтраку. Кто его украдет, думала ты. Каково же было твое удивление, когда наутро сладости не оказалось! Смекнув, что у тебя объявился гость, ты решила еще раз его угостить - вновь оставила на подоконнике сладость – на этот раз шоколадный пудинг…Да, так ты и узнала о существовании еще одного, такого застенчивого божества. Но воочию ты его ни разу не увидела, как бы ни старалась выследить, хотя сама того не зная, прикормила Анубиса, как воробья. Не подозреваешь ты и еще кое о чем: каждую ночь, приходя за оставленным для него лакомством, Бог Умерших подолгу рассматривает спящую на кровати, а порой, бесшумно подобравшись совсем близко к постели, присаживается на корточки на уровне твоего лица и кончиками пальцев невесомо поглаживает твои щечки, лоб и точеные плечи. Мерно вздымающаяся грудь, рассыпанные по подушке волосы и растекшиеся по лобику брови – все это завораживает Бога. Но Анубис слишком стеснителен, чтобы заявить о себе и, тем более, признать, что он влюблен, а потому единственное, что ему остается – наблюдать за тобой и пробираться по ночам в твою комнату, мучаясь от невозможности обнять тебя и пытливо заглянуть в широко распахнутые глаза в ожидании реакции. А осознание того, что против Богов Хитрости и Луны у него нет шансов, навевают на беднягу еще большую печаль*


Остальные

Мелисса: Ты не довела до конца повествование о Раме! Ох уж этот Бог Огня, всюду он сунется! Ну ничего, сейчас-то у тебя время есть? Продолжай же, мы с Юи с удовольствием послушаем! *Кукла только рада, что Кусанаги во время своего пребывания в Саду обзавелась подругой, ведь почти все свое время после занятий вы теперь проводите вместе в ее или в твоей комнате. К слову, раз ты подруга японки, то тебе тоже нужно помогать, как считает это создание. А еще Мелиссе ужасно интересны ваши беседы, и она не может отказать себе в удовольствии время от времени присоединяться. С некоторых пор вы с Юи начали обсуждать легенды народов мира, которые голем слушает с упоением, изредка вклиниваясь в мерное журчание твоего голоса*

Кассандра: *Из рассказов Аполлона и Диониса ты узнала о таинственной девушке с даром предвиденья, и ее личность весьма заинтересовала тебя. Позже, кое-как расспросив уже их дядюшку, ты поняла, что погибшая Кассандра была первой любовью Агана Белеа. Еще тогда в твоей голове промелькнула мысль «Тогда не удивительно, что Аполлон цепляется за Юи, как за спасательный круг – кому охота второй раз лишиться своей возлюбленной…». А теперь, когда Аполлон знает, что ты осведомлена о его отношениях с дочерью Приама, он не стесняется советоваться с тобой, как ему лучше вести себя, чтобы не потерять Юи, но и не забывать о Кассандре. Ты же напротив, стараешься убедить его, что он не виноват в смерти царевны Трои, и что юноше стоит перестать жить прошлым, а начать хватать настоящее за рукава*

Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.beon.ru/0-29-my-tests-you-re-welcome.zhtml[/SPOILER]
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-006.html
Прoкoммeнтировaть
Шизуй 8 мая 2017 г. 17:11:56 постоянная ссылка ]
­Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1
Soul Eater


[SPOILER]
­­


­­


Начать с того, что ты являешься отпрыском одного из древнейших видов оружий, происходящего от меча-молнии* индийского бога Индры, и, как и представители рода Накацугаса, можешь принимать разные формы, самые частые – двойной кинжал халади и обоюдоострый ятаган кханде. Надо заметить, ты слишком рано нашла повелителя – еще в десять лет, тогда как он, ученик Шибусена, лишенный компаньона из-за недостаточной мощи, был старше на пять. Это, впрочем, не помешало вам сдружиться. А когда ты узнала о разбитой мечте стать обладателем Косы Смерти, то сердце затопила обида – как можно запросто лишать человека сокровенного желания лишь потому, что он недостаточно силен?! «Это не конец!» - подумала ты, поклявшись помочь в ее осуществлении. Плевать, что еще не студент Академии: неважно, когда встретишь напарника, главное - понимать друг друга. А раз нет и возрастных ограничений, то почему нет? Вы идеально спелись: легковозбудимый, быстро отчаивающийся, но всегда готовый начать заново юноша и ты – спокойная, рассудительная, немного флегматичная…В итоге ты сбежала из дома и вы выполняли задания Шибусена тайно. В академии не показывалась – после рассказа друга ты боялась, что тебя отберут, как предыдущего напарника. Однако дыхание ваших душ пребывало в гармонии недолго – сражаясь с ведьмой, душу которой тебе предстояло поглотить, твой повелитель был ранен. Нет, душу ты получила…заплатив за нее смертью того, кто был так дорог.
Тогда судьбе и заблагорассудилось свести тебя с Шинигами. Обеспокоенный смертью ученика, но еще более - тем, что Косой Смерти стал десятилетний ребенок, он забрал тебя в Шибусен – не пропадать же без призору! Однако нового повелителя ты так и не обрела – в виду приключившегося полностью замкнулась в себе. Так и росла в Академии, пока тебе не было позволено посещать занятия. Хотя когда рядом есть те, кому можно довериться, то не страшно приоткрыть дверцу к своей душе?



Академия Шибусен


Ученики

Мака Албан: (Твое имя), неужели ты вновь собираешься провести все выходные в библиотеке? Нельзя же так свое здоровье расточать! Знаешь что, мы с ребятами собираемся устраивать пикник – будем рады, если ты согласишься к нам присоединиться! *Когда Мака только появилась в Академии, она сразу обратила внимание на как будто витающую в облаках юную девушку, кою, казалось, вовсе не интересовало ни то, где она находится, ни причина тому. Именно Албан была одной из первых, кто решился с тобой заговорить, посчитав своей прямой обязанность помочь тебе адаптироваться к окружающей среде. И хотя ты появилась в академии намного раньше Хроны – стало быть, должна была бы и привыкнуть к Шибусену – даже к появлению той дело и не подумало сдвинуться с мертвой точки. Сравнивая тебя теперь с дочерью Медузы, Мака в очередной раз убеждается, что в твоем случае дела обстоят еще труднее – пусть ты и не боишься всех и вся, но зато сознательно стараешься отгородиться от шумного общества, наотрез отказываясь принимать чью-либо помощь или сочувствие. Она видит, как тяжело созданию, рано ставшему Косой Смерти, но при этом понятия почти не имеющему о том, как этим пользоваться и что такое учеба, а потому по мере своих сил старается помочь тебе, часто приглашая к ним с Соулом домой и объясняя конспекты или советуя, какие книги лучше прочитать, все силы прилагая, чтобы избавить тебя от состояния «кокона». Ты благодарна этой девушке, но все же что-то в твоей душе протестует против того, чтоб довериться ей окончательно. Должно быть, это непонятное тебе желание везде и всегда быть первой…По-твоему, оно делает Маку несколько высокомерной и эгоистичной. И хотя ты убеждаешь себя, что думать так о той, кто желает тебе добра, неправильно, но «осадок» в виде очень сильной непонятливости остается. Полагаю, постигать души друг друга вам двоим предстоит еще долго, но это, без сомнения, должно пойти на пользу развивающимся несмотря на замкнутость приятельским отношениям*

Соул Итер (Эванс): Да не так же, - лениво тянет парень, становясь за твоей спиной в то время как ты, сидя на колченогом табурете, упражняешься в игре на рояле. – Пальцами нужно перебирать быстрее, вот как…*Ваше общение началось весьма неординарным способом, а точнее - с его вопроса «А каково это – стать Косой Смерти на первом десятке своих лет?». Стоит упомянуть, что ему пришлось довольно долго ждать ответа, поскольку ты долгое время не могла решить – а стоит ли вообще отвечать? Впрочем, нельзя сказать, что попытки парня завязать с тобой дружбу пропали попусту – ее развитию поспособствовала любовь к музыке. Задержавшись после уроков допоздна и проходя мимо музыкального класса Академии, ты услышала, как кто-то играет на рояле джаз пятидесятых годов. Каково же было удивление, когда в таинственном музыканте ты узнала Соула, с небывалой сосредоточенностью склонившегося над клавишами. Тогда ты так заслушалась, что даже не поняла, в какой момент твое присутствие было замечено. Однако вопреки ожиданиям парень-коса не стал раздражаться или конфузиться, предложив вместо этого усесться поудобнее: «Раз уж пришла, так до конца слушай!». С тех пор для тебя милое дело – сидеть в пустом классе и внимать тому, как Эванс музицирует, или же вас можно застать за чашкой кофе, обсуждающих разных исполнителей. Сам же Соул отнюдь не против снискать столь преданного слушателя в твоем лице. Вдобавок благодаря качеству под названием «ненавязчивая» он успел сильно к тебе привязаться - пожалуй, так же, как и к Маке, только вот твои периодические безэмоциональные намеки на то, что им двоим следовало бы стать парой, в упор не понимает (а, может, просто пропускает мимо ушей). Так или иначе, а теперь ты точно знаешь, что у тебя есть надежный друг, коему всегда можно доверить свою спину и кто всегда поможет в трудную минуту*

Блэк Стар: (Твое имя), эй, (Твое имя)! Мака сказала мне, что ты опять хандрить вздумала! Возрадуйся, сам великий Блэк Стар пришел тебя утешить! Поэтому сейчас ты откладываешь свою книжонку и мы идем вместе с Цубаки на прогулку по Городу Смерти! Идем, идем, у меня не так мало времени для того! *Сколько бы он не хорохорился перед тобой, изображая из себя крутого и независимого, в твоем сознании этот парень уже давно и прочно закрепился как великовозрастный ребенок, коему не достает внимания, что тот тщетно пытается исправить. А эгоцентризм Блэк Стара порой кажется просто смешным...Но при этом ты была вторым человеком, помимо Накацугасы, который в день поступления в Академию дослушал его речь до конца – какой ни есть, а пока он не причиняет тебе никакого вреда, то можно и ужиться...Впрочем, надо отдать ему должное: иногда этому непоседе удается вырвать тебя из полусонного состояния, за что, надо сказать, ты ему весьма признательна – под настроение, разумеется. Потому что он, из кожи вон вылезая в старании тебя развлечь, как правило, больше раздражает и вызывает мигрень, чем помогает…Однако же между вами все же установились довольно неплохие приятельские узы. К тому же, не забываем поговорку: «С кем поведешься – от того и наберешься». В вашем случае ты научилась у него чаще улыбаться и меньше печься о некоторых неприятных мелочах, а вот он у тебя – подумать только! – своеобразной ответственности, но оба даже более, чем довольны таким равноценным обменом. И даже несмотря на то, что порой у вас случаются серьезные морально-этические разногласия, вы всегда довольно быстро миритесь – ваши отношения как пороховая бочка, но никому из вас это ничуть не мешает*

Цубаки Накацугаса: О, (Твое имя)! Ты все-таки решила к нам присоединиться, да? – оживляется девушка, с улыбкой глядя на то, как ее повелитель тащит тебя за собой за руку. – Оу, Блэк Стар опять тебе надоедает? Нет? Тогда я спокойна…Знаешь, а я рада, что мы трое так хорошо поладили…*Вначале, чего греха таить, она немного ревновала тебя к своему напарнику: Блэк Стар ведь хочет везде и всегда быть первым, с него станется возжелать Косу Смерти – хотя бы вспомнить тот случай с Экскалибуром…Однако когда Цубаки узнала о твоей моральной травме, ее незлобивая в целом натура преисполнилась сочувствия и стыда за свои мысли, а потому теперь она старается реабилитироваться перед тобой, делая все возможное, чтобы положить начало вашей дружбе. Хотя она могла и не стараться – ты, пусть и старательно это скрываешь, но и так очень даже неплохо к ней относишься, ведь в глубине души понимаешь, что на ее месте вела бы себя так же. Поскольку же вы обе являетесь представителями древних родов оружий, то можете часами рассказывать друг другу о своих родственниках или рассуждать о стилях боя друг друга. Помимо того, стоило совершенно искренне выразить свое восхищение по поводу ее кулинарного таланта, как Накацугаса тут же нашла еще один способ проводить с твоей личностью как можно больше времени – предложила научить тебя готовить. Так что по крайней мере раза три в неделю ты бываешь дома у девушки и вы подолгу не показываетесь из кухни. Ох, не счесть, сколько раз Блэк Стар под ваш звонкий смех пулей вылетал оттуда, держась за ушибленный лоб – и все из-за попыток кражи свежей выпечки или жареного мяса у вас из-под носа…*

Кид Шинигами (Смерть-младший): О, какая встреча! А ты с каждым днем и не меняешься, все так же идеальна, как я и думал! – с восторгом заявляет юноша, всякий раз сталкиваясь со знакомой фигуркой в коридоре Шибусена. – Стой, стой, куда же ты, моя идеальная симметрия! Подожди меня! Я ведь всего лишь хотел пригласить тебя на выходные слетать вместе в Наарден*! Идеальное место для отдыха, ручаюсь! *«Натренированному» глазу Кида хватило всего лишь двух минут, дабы понять, что подопечная его отца абсолютно симметрична, и даже к помощи микроскопа прибегать не нужно - придраться абсолютно не к чему. А спокойствие…в этом ты напоминаешь юноше его самого (если, конечно, опустить те моменты, когда он убивается по поводу симметрии). Стоит ли говорить, что осознание сего факта привело Смерть-младшего в восторг? Восхищенный, он в первую же вашу встречу – вас представил друг другу Шинигами-сама - предложил тебе стать его оружием, но поскольку ты тогда еще слишком дичилась других людей, ты наотрез отказалась, и ему пришлось выбирать другого напарника, кем вскоре оказались Лиз и Патти. Но это отнюдь не значит, что его чувства к тебе угасли. Кид и по сей день не дает тебе покоя своими ухаживаниями, однако после рекомендаций от сестер Томпсон о том, как «весело» порой жить с сыном директора Академии, ты доселе предпочитала не иметь с этим молодым человеком ничего общего. Да и потом, ладно бы ты ему за внутренний мир нравилась, а тут – симметрия, видите ли…А парень же страдает без тебя, прямо белый свет стал ему не мил. Теперь доходит почти до откровенного абсурда: он подолгу не сводит с тебя мечтательного взгляда, а может даже в душ на огонек заглянуть...Более того, Кид впервые сломил свою гордость и, навестив как-то раз отца, спросил у него в лоб: «Как понравиться (Твое имя)?» Иногда он сравнивал вас двоих с Ким и Оксом, но отчетливо понимал, что тебе не нужно ни денег, ни привлекательной внешности, ни его славы Шинигами, ни даже собственный статус Косы Смерти, пока твои глаза видят определенного пепельноволосого безумца…Однако стоило ему понять, что волновалась ты за него, пока он был заточен в книгу Эйбона, не меньше друзей, а также почуять, что ты устала бороться за Штейна, как Смерть-младший пустился на завоевание твоего сердца с удесятеренной силой. По правде говоря, единственный ответ, которого он на данный момент добился на вопрос: «Примешь ли ты мою пламенную любовь?» - это «Когда-нибудь можно попробовать…», но парень уже и этому безумно рад. Да и сама ты в последнее время все чаще ловишь себя на мысли «Что ли, правда дать ему шанс…? Хуже все равно не будет»*

Элизабет Томпсон: - Что, серьезно? Ты опять отказала Киду? Так, стоп, а какой же это раз?...О, точно, восьмой. Мда, долго держишься…Так может, нам с Патти стоит подтолкнуть тебя в его объятия, дабы он наконец перестал ныть? Да расслабься ты, шучу я, - с усмешкой заявляет бывший Бруклинский Демон, дружески хлопнув тебя по плечу. – Если не хочешь с ним встречаться, то это уж твое дело, мы с Патти в него лезть не станем. Но ведь ты не откажешься время от времени навещать нас? Ведь если нет, то будет немного затруднительно брать наряды друг у друга. *Флегматичная, как и ты, Лиз довольно быстро подобрала к тебе ключик. Ей не стоило большого труда увидеть, что шумная компания тебе не по душе и что ты желаешь быть подальше от суеты и жить по-своему, ни у кого не спрашивая совета. Эта твоя черта заставила старшую Томпсон охарактеризовать тебя как одинокого волка, коим некогда являлась она сама, а оттого проникнуться к твоей персоне уважением. Потому Лиз и решила, что с тобой можно, пожалуй, завязать дружбу, предложив для начала прогуляться по магазинам вместе с сестрой, а вскоре это даже вошло в привычку. Теперь благодаря этим девушкам ты стала больше внимания уделять своей внешности, периодически запираясь в комнате и подолгу разглядывая себя в новых нарядах, приобретенных по их советам. Правда, несмотря на столь близкое общение, иногда у вас двоих возникают разногласия из-за того, что Лиз никак не может понять, а отчего же Коса Смерти, пусть и такая юная, за столь долгое время все никак не найдет себе повелителя? Ты же предпочитаешь отмалчиваться – на то есть своя причина, в очках и с винтом в шевелюре*

Патриция Томпсон: Ух ты! И роза, и бабочка, и журавлик, и ЖИ-РАФ! Сестренка (Твое имя) сделала так много! А она сможет научить меня? *Еще будучи в паре со своим повелителем, бывшим по национальности японцем, ты обучилась у него искусству оригами. Кто же знал, что в будущем тебе придется заниматься этим так часто, что будут болеть кончики пальцев? Патти ведь, только бросив взгляд на сложенные тобой яркие фигурки и придя в полный восторг, ныне чуть ли не каждый божий день упрашивает тебя сложить ей что-нибудь еще. Девушке все равно, что весь прикроватный столик в ее комнате уже завален твоими творениями…В твоем же восприятии ей навсегда отведено место великовозрастного ребенка номер два, сразу же после Блэк Стара, а потому потакаешь ее просьбам ты по одной-единственной причине – чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось. Впрочем, даже это уже прибавляет Томпсон-младшей радости, вследствие чего та воспринимает тебя как вторую старшую сестру. Вдобавок она еще и благодарна тебе за пищу для развлечений, ведь глядя на то, как Кид упадает за тобой, Патти каждый раз чуть ли не надрывает живот от хохота. Однако то, как девушка прибегает к своему коронному «голосу плохого парня», до сих пор вводит тебя в полнейший ступор – как только в ней могут уживаться две настолько разные личности: безжалостная язвительная грабительница и беззаботный жизнерадостный ребенок?*

Хрона: (Т-твое имя)…п-простиии…Мы не хотели тебя обидеть…Рагнарёк, эй, а ну сейчас же извинись! *С первого взгляда на эту девушку ты разглядела в вас двоих сходство – обе нелюдимы и обе не можете довериться почти никому. А после поведанной тебе Макой истории Хроны сомнений в твоем сознании уже не оставалось – она почти такая же, как и ты. Лишенная своего счастья, но еще и постоянно подавляемая своим оружием…Да, ей не позавидуешь. Оттого-то ты решила подключиться к миссии Маки, стараясь сделать так, чтобы гостья почувствовала себя как дома – коль не в Шибусене в целом, так хоть рядом с определенными людьми. Стоит заметить, что твоя личность в этом добилась куда большего успеха, нежели Албан-младшая (она, к слову, даже немного завидовала тебе за это), ибо не навязываясь и общаясь с дочерью Медузы подчеркнуто спокойным, внушающим, что та в безопасности, тоном, ты пусть и не сразу, но все же смогла расположить девушку к себе. Хрона, к слову, долго сомневалась, стоит ли тебе доверять, но когда ты ясно дала ей понять, что в лице друг друга вы можете обрести сестер по несчастью – немного оттаяла. Так что постепенно, пусть и с большой осторожностью, она принимала всю ту заботу, которой ты пыталась ее окружить. Ты от души жалела ее – кто бы тут не сломался, имея столь жестокую мать? – а потому и старалась подарить Хроне всю ту любовь, которой повелительница Демонического Меча была лишена в детстве. И даже когда Шинигами-самой был отдан приказ уничтожить Хрону ввиду того, что она натворила в России, ты не прекращала надеяться, что еще сможешь воссоединиться с подругой (в том, что воспринимаешь ты ее именно так, ты к тому времени уже окончательно определилась). Однако стоило тебе увидеть, во что Медуза превратила свою дочь и на какую цель она ее натаскала, сердце заколотилось в панике, а по спине пробежал холодок – куда же подевалась твоя родственная душа?...То же, что Хрона в конце концов пожертвовала собой для нейтрализации кишина, потрясло тебя для глубины души, и по силе шокового состояния ты на мгновения уподобилась ей – Маке и Соулу чудом удалось удержать тебя от того, чтобы броситься к корчащемуся в агонии Асуре и вытащить подругу. В последствии же из-за этого ты впала в депрессию на несколько недель, из которой Мака и компания вытаскивали тебя с большим трудом. Теперь же, время от времени вспоминая о ней и бросая печальные взгляды на черную луну, ты надеешься, что Хрона все-таки жива, а нет – что ж, тогда хочется надеяться, что она теперь в лучшем месте…*

Рагнарёк: Какие люди, хех! Ну что, до сих пор не нашла своего повелителя, да? А я и не удивлен – кто в своем здравом уме с такой-то, как ты знаться вообще захочет? Вот помяни мое слово – как была одна и никому не нужная, так такой навсегда и останешься, да! Вот была бы ты как я – созданной из черной крови и связанной со своим повелителем, кто бы вас и разделил? А так хоть ты и Коса Смерти, да все одно – неудачница! *Вот и оно – существо, способное за считанные секунды заставить тебя выбраться из своего вечного полусонного состояния и закипеть от злости. Твои нервы – любимая игрушка Рагнарёка, а потому он никогда не упускал возможности в очередной раз надавить тебе на больную мозоль, надеясь, что это понизит твою самооценку ниже некуда. А однажды он даже разорвал твою юбку (отчего у оказавшегося рядом по чистой случайности Кида пошла кровь из носа). Чисто из вредности – его раздражало, что ты и Хрона так сблизились, так что возникнуть из-за ее спины в самый неподходящий момент и разрушить в щепки всю вашу идиллию для Демонического Меча было поистине святой обязанностью. Хрона, к слову, из сил выбилась извиняться перед тобой за вынужденного напарника, но поделать ничего с ним не получалось – Рагнарёк же не канарейка, на кою платок накинешь и она замолчит…Вспоминая теперь порой о Хроне, ты не чувствуешь ничего, кроме глухой злобы – какое кощунство, что девочка оказалась поглощена тьмой кишина вместе с этим несносным созданием!*

Окс Форд: *Самоуверенность этого паренька вызывает у твоей личности едва заметную улыбку. Забавное создание: понимает же, что пока Мака в Шибусене, он всегда будет номером два, и, тем не менее, все еще неумело рвется наверх…«Что ж, похвально, наверное…» – проносится у тебя в голове, а в душе в таких случаях, как правило, расползается что-то вроде чувства жалости. А уж когда ты видишь, как Окс упадает за Ким, в твоем сознании шевелится мысль о том, что при желании вы могли бы, пожалуй, понять друг друга, ибо являетесь в какой-то мере товарищами по несчастью. Но в каком именно аспекте - мы расскажем, когда доберемся до персонала академии...Парень же, пристально изучая твою отстраненную личность сквозь стекла очков, так и не желает отказываться от мысли, что никого ты ему так не напоминаешь, как Экскалибура – такая же высокомерная, зацикленная на собственных проблемах и никого, кроме себя, не замечающая. Хотя порой он не может отказать себе в удовольствии поспорить с тобой на ту или иную тему – просто из жгучего желания доказать хоть кому-то свою правоту*
- Вот увидишь, ты зря меня недооцениваешь! Я обязательно добьюсь Ким, вот уж не сомневайся! Даже прическа помехой тому не будет, – самоуверенно заявляет Форд, мигом разъяряясь, стоит ему заметить насмешливое выражение твоего лица.

Харвар де Эклер: - Что толку в оружии, пусть даже и в Косе Смерти, если никто его не использует? Растеряет ведь все свои навыки и возможности, если дальше привередничать будет. Или, может, (Твое имя) заскучала без встряски? Ну ничего, у меня еще появится возможность это исправить – мне осталось всего два десятка душ для превращения, а потому скоро я сумею наконец померяться с ней силами. Посмотрим, кто окажется лучшей Косой… – самоуверенно произносит юноша, недовольно фыркнув напоследок. *Благодаря Оксу, мнение этого молодого человека о тебе заходит не дальше мнения его повелителя, а потому в понимании Харвара заговаривать с тобой вообще бесполезно – рассчитывать в лучшем случае пришлось бы только на меланхоличный взгляд из-под презрительно полуопущенных век. Вдобавок юноша иногда ловит себя на том, что по-черному тебе завидует, ведь стать Косой Смерти в десять лет – не пустяк все-таки, а научиться пользоваться как следует своей силой ты так и не сумела до сих пор. «Какая несправедливость! Вот был бы на ее месте я – уж тогда бы знал, что делать» - негодует про себя Харвар, скрещивая руки на груди*

Килик Рунг: О, здравствуй, (Твое имя)! Эй…Эээй, заснула, что ли? Здравствуй, говорю! Неужто вчера на игре в баскетбол Блэк Стар загонял тебя так, что ты теперь даже имени своего не помнишь? Что ж, тогда ясно, почему ты такая вялая сегодня…Будем исправлять. На-ка вот для начала шоколадку. А потом пойдем попьем кофе – тебе не мешало бы взбодриться. *Так же, как и Блэк Стар, Килик стремится вырвать тебя из этакого «замороженного» состояния, только если его друг иногда прибегает к весьма экстравагантным методам, то с повелителем Кубков всегда можно спокойно пообщаться, обмениваясь историями о жизнях или поглощая сладости. К тому же, его всегда умиляет, когда ты изъявляешь желание поиграть с его оружием. В такие минуты в его восприятии ты предстаешь маленькой девочкой, умеющей выпускать из-под кожи лезвия ятагана при малейшем выпаде в твою сторону, и никого к себе не подпускающей, кроме избранных. От острого осознания сего факта сердце юноши охватывает жалость, а потому он пускается на раскрепощение твоей персоны с удесятеренной силой*

Кубок Огня и Кубок Грома: *Пусть за все то время, что ты их знаешь, они не произнесли ни слова, это не мешает вам прекрасно понимать друг друга. Приняв сперва Кубков по ошибке за детей, а в последствии увлекшись их причудливыми танцевальными движениями, ты вскоре очень сблизилась с этими на первый взгляд хрупкими, но при этом воинственными созданиями. Оружия, в свою очередь, полностью разделяют мнение своего повелителя насчет твоей личности, а потому никогда не упускают возможности вовлечь тебя в очередную свою игру или танец, надеясь, что это поможет тебе избавиться от зажатости*

Кимиал Диел: Как так «не пробовала»? Родом из Индии, считай, и до сих пор не знаешь, как надо танцевать восточные танцы? Позволь спросить, а чем же ты с детства занималась? Ну не сражениями ведь! И…я ушам своим не верю! Нет, это неприемлемо, ты должна как можно скорее это исправить! Сегодня же все втроем пойдем и добудем тебе костюм! *Пожалуй, именно благодаря вашему с Ким схожему складу ума и некой нотке скептицизма в характере, ты довольно неплохо влилась в сей девичий дуэт. Обнаружив в тебе сходство с самими собой, и Диел, и ее напарница приняли тебя в свою компанию, в последствии «удостоив» звания лучшей подруги. К тому же, с некоторых пор розоволосая проявила недюжинный интерес к культуре твоей родины, а потому за расспросами о ней всякий раз искренне удивляется, услышав, что в детстве ты занималась прежде всего изучением стилей боя, а не экзотическими танцами и созданием батиков*. Как же так? В голове девушки не укладывается такое положение вещей, а оттого она не оставляет своих попыток пробудить в тебе дух предков, постоянно обряжая в сари и расписывая руки – правда, не хной, а простой акварелью, пока ее не осаждает Жаклин. Иногда ты отстраненно намекала ей о чувствах Окса: «Дай ему уже ответ – ну хоть какой-нибудь, хороший, плохой…не важно. Извелся весь, смотреть на него жалко. Да и потом, неужели тебе охота, чтобы он, желая привлечь твое внимание, так и мельтешил перед глазами?» - впрочем, большего, чем легкий румянец щек подруги, ты не удостаивалась. А после того, как Ким, окончательно признав свою истинную сущность, угодила в лапы Арахнофобии, ты была одной из первых, кто озаботился ее спасением. Да, она была ведьмой, представительницей расы, которую ты из-за смерти друга ненавидела всеми фибрами своей души, но с другой стороны именно она оказалась одной из немногих, кто воспринимал тебя без предрассудков. А если так, то почему же ты не могла ответить ей тем же? Ты не подумала о том, чтоб прекратить общение с ней, за что Диел очень тебе признательна. Да и потом, как же можно ненавидеть человека, который так прочно пустил корни в твоей душе?*

Жаклин О’Лантерн Дюпре: Ким, не надо на нее так давить! Успеется, еще все нам успеется, но не в один же день, верно? Давай сперва нем в библиотеку, поищем немного о традиционных нарядах индийских женщин, а потом подумаем, где можно раздобыть сари…*Недолго думая, Жаклин приняла сторону напарницы в ее стремлении сделать из тебя подобие Амбики* - как правило, именно она выступает в роли того, кто подбирает тебе элементы образа – украшения, ткани и косметику. А в последнее время, к несчастью для Кида и Хиро, она заметила, как те над тобой воспаряют, о чем не преминула сообщить подруге. Стоит ли говорить, что подглядывание за тобой во время переодевания в костюм богини не сошло им с рук?...«Ну и что, что (Твое имя) – Коса Смерти, - думает О’Лантерн. – Как человек, она в большинстве своем так беззащитна, что без помощи адаптироваться к какой-либо остановке совсем пропадет. Внутренний барьер, выстроенный ею, в данных ситуациях ничуть не помогает, увы. А потому и Ким, и я обязаны оберегать ее, во что бы то ни стало!». Ким, к слову, приняла энтузиазм Дюпре всей душой, уже заранее навострившись задать трепку каждому, кто хоть как-то тебя обидит. С тех пор же, как она и ее повелительница побывали в логове Арахны, испытывает к тебе не меньшую, чем Диел, благодарность за то, что ты принимаешь ее подругу такой, какая она есть. Ну а когда им двоим было поручено взять под свою опеку осиротевшую Анжелу Лион, Жаклин без колебаний пригласила тебя поучаствовать в «воспитательном процессе». «А что же? Не все ведь ведьмы одинаковы, верно, так что стоит научиться различать, где жестокие, а где безобидные, – размышляет она. - Стереотипы надо рушить, (Твое имя), пора бы тебе избавляться от своего предубеждения…»*

Хироши Шимоно: (Т-твое имя)-с-сан…У-уверены, что не хотите ничего сладенького? Я бы мигом метнулся, честное слово – одна нога здесь, другая там! Все-таки нет? Жаль, жаль…*Ты бы и не заметила этого несчастненького неудачника, если бы вы в буквальном смысле слова не столкнулись в одном из коридоров Шибусена, когда он опять тащил полный пакет еды для «добрых» однокурсников. «Бедное бесхребетное…» - отстраненно пронеслось в твоей голове, пока ты помогала ему подняться, а после предложила помочь донести покупки. С того дня юноша, к которому еще никогда так доброжелательно не относились, просто ходил за тобой хвостиком, стараясь как можно больше времени проводить рядом. Подумать только, ему была дорога каждая секунда, которая еще позволяла видеть тебя…Тем не менее, Хиро четко осознавал, что такая девушка, да еще Коса, никогда не согласится стать напарником и возлюбленной такого неудачника, а потому еще одной причиной, по которой он отправился за Экскалибуром, было его желание завоевать твое сердце. Однако заполучив Священный Меч, он понял, что горько заблуждался – вместо страстной любви он натолкнулся лишь на холодное отвращение. «Что, - думала ты, - не было меча, так сидел тише воды ниже травы, а как появился – так и склониться перед тобой, да? Ну ты и идиот!». Стоило же избавиться от Экскалибура, как первое, что парень сделал – отыскал тебя, почти сразу бухнувшись в ноги и умоляя простить его – в буквальном смысле слова. Но его ждало разочарование. «Жаль, что лежачего не бьют» - меланхолично изрекла ты, брезгливо разглядывая корчащегося на полу молодого человека, не подозревая, что тем самым разбила его сердце. Но даже несмотря на эти болезненные осколки, Хиро все продолжает попытки вернуть твое расположение, предлагая свою помощь к месту и не к месту*

Учителя и персонал

Шинигами-сама: Хаюшки, хаюшки, дорогая (Твое имя)! Давненько ты меня не навещала…присаживайся, не стесняйся! Ну, рассказывай, как учеба? Неужто до сих пор повелителя себе не нашла? Ну как же так – этак все навыки растеряешь, а дальше как жить будешь? Раз тебе был дан такой талант, то нельзя просто взять и спустить его на тормозах. Подумай, ведь многие так старались наладить с тобой контакт – еще бы, заполучить в напарники Косу Смерти хочется каждому! Не интересуют? А ты гордячка, милая моя! *Хоть он и общается с тобой в исключительно шутливой, несерьезной манере, на самом деле совершенно искренне за тебя тревожится. Ибо забрав тебя в Академию, Шинигами все это время чувствовал огромную ответственность за детскую душу, которая в последствии и побудила его воспринимать тебя как дочь, пусть и названую. Он прекрасно осведомлен о чувствах сына к твоей персоне, и о безответной любви к небезызвестному безумцу, но предпочитает держаться в стороне, размышляя: «Все пройдет, все пройдет, пройдет и это…» Но это не значит, что он совсем тебе не сочувствует. Именно потому, что Смерть хотел помочь тебе залечить сердечную рану, он придумывал все больше и больше одиночных миссий в разных странах земного шара, дабы отвлечь от негативных мыслей. После пробуждения Кишина же он наоборот, предпочитал не отпускать тебя далеко, а также старался держать подальше от Штейна, ведь скрытные замкнутые души куда легче поддаются влиянию безумия, а если они еще и сталкиваются с душой, самой по себе безумной, то миру не миновать катастрофы. Однако его ждало потрясающее открытие – даже будучи в зоне риска, ты сумела остаться в полном сознании и прекрасно отдавала себе отчетность в своих делах. В голове директора Шибусена, между прочим, долго не укладывалось: как только ты смогла создать в голове свой собственный мирок и так глухо его затворить, что ничто не смогло помутить твой разум? Когда же Кид полностью принял свою сущность Бога Смерти и Шинигами понял, что его собственная жизнь подошла к концу, он оставил Экскалибуру последнее распоряжение – присматривать за вами обоими, а перед тем, как исчезнуть, выразил искреннюю надежду на то, что сын и воспитанница когда-нибудь будут вместе – и ведь правда, сколько можно ходить вокруг да около. Его смерть потрясла тебя так же, как самопожертвование Хроны – какой ни есть скрытный, а все же наставник. Однако долго скорбеть за ним ты попросту не могла – Смерти-младшему необходима была поддержка при вступлении в должность, и ты озаботилась помощью другу*

Франкен Штейн: Милая, ну что же ты опять надулась? То так радовалась, что мы в кои-то веки в город выберемся, а теперь мрачнее тучи...Мария-сенсей долго не хотела меня отпускать – волнуется, понимаешь ли, чтобы меня вновь безумие не схватило, а стало быть, за тебя тоже беспокоится. Ты уж прости, из-за этого ведь и опоздал чутка…*Вот, вот она – причина, по которой ты до сих пор не нашла себе нового повелителя, давая от ворот поворот всем, кто пытался занять это место. Именно этот человек первым заговорил с тобой пару дней спустя после того, как ты появилась в Академии. Пусть некая нелюдимость, торчащий из пепельной шевелюры винт и мрачная тяга к экспериментам с вивисекцией и внушали некую опаску, но они же и притягивали твою личность к этому странному человеку, подбивая все больше и больше желать общения с ним. Но поскольку профессор целыми днями безвылазно сидел в своей лаборатории, ты решила это исправить: под страхом быть вскрытой начала вытаскивать Штейна то в лес под Шибусеном, то в город Смерти, а под конец он предложил тебе немного потренироваться вместе, дабы совсем форму не терять. Ему первому за долгое время ты смогла доверить себя в своей боевой форме, чем была просто поражена. И хотя на тот момент его напарником был Спирит, в глубине твоей души прочно утвердилась мысль, что во второй раз в жизни ты доверилась бы только Франкену. Была ли тому причиной лукавая, но притом ободряющая улыбка Штейна по окончанию тренировки и фраза: «Уверен, совсем скоро мы сможем приветствовать копию Спирита-куна. Только, пожалуй, куда более впечатляющую. Уверяю тебя, я с нетерпением буду ждать, чтоб увидеть сие воочию»? То, каким забавно беспомощным он выглядел в совершенно мирной обстановке? Или, может быть, твердая и уверенная хватка на рукояти ятагана? Ты и сама затрудняешься ответить…Когда же Шинигами отозвал Спирита к себе, ты до последнего надеялась, что тебе будет позволено стать новым напарником мужчины…Но тут на горизонте появилась Мария, поселившаяся вдобавок с объектом твоего обожания, что в последствии и послужило причиной твоей ярой ненависти к ней. Все твое естество готово было выть, обожженное горячей обидой: «Почему?! Ты ведь обещал, обещал, что дождешься меня! Почему она?!» Но нельзя сказать, что Штейн был настолько глуп или слеп. Он, вздыхая, наблюдал, как ты относишься к Марие, не раз ловил на себе твои долгие печальные взгляды и понимал, что ты из кожи лезешь, заботясь о нем, но…В восприятии Франкена ты навсегда останешься десятилетней, не по годам развитой девочкой, любящей книги и тишину, никого не подпускающей к себе так же близко, как его, и которой он до конца своих дней будет благодарен за всю заботу и, главное, веру в свою персону, ибо ты ни секунды не сомневалась в невиновности Штейна после смерти БиДжея. Даже несмотря на то, что ему пришлось отметить, что физически ты уже развилась, и прекрасно, мужчина не может ответить на твои чувства. «Она заслуживает лучшего…» - каждый раз думает Штейн, сглатывая неприятный комок в горле. В то же время, он ощущает необъяснимое чувство вины перед твоей личностью – ведь любить безответно всегда больно, что когда ты любишь, что когда тебя любят - а потому изо всех сил (пусть того не видно) старается сохранить ваши хорошие отношения. Ведь ему так хочется, чтобы ты по-прежнему оставалась его маленьким другом! Хотя, надо заметить, в последнее время ты настолько по горло в заботах, помогая Киду с обустройством Шибусена, что у тебя нет времени ни думать о Штейне, ни обижаться на него. А профессор, глядя, как рядом с тобой возмужал Смерть-младший, в кои-то веки чувствует почти забытое умиротворение – может быть, скоро он наконец сможет любить тебя как наставник или старший брат, как и хотелось с самого начала!*

Сид Баррет: Почему ты опять спускалась в подземелья Академии? Ты же знаешь, комната Хроны в совершенно противоположной стороне. И не проси, я не буду повторять дважды – это приказ Шинигами. Нет, я не вправе рассказывать, почему вход в западное крыло воспрещен. *Хотя ты знакома с ним еще с тех времен, когда он был жив, что-то в твоем сознании претит заводить близкую дружбу с этой личностью. А уж когда он с легкой руки Штейна превратился в зомби, обладающего разумом, ты вообще стала обходить его десятой дорогой. В связи же с коллекционированием Шинигами и Сидом Адских Машин Эйбона твое недоверие к оному только усилилось: оба они вечно что-то недоговаривали, путали, отмалчивались…Что же касается самого Баррета, то он до сих пор не может взять в толк, как его напарница может с тобой дружить, ведь по его мнению от такой скрытной особы, как ты, никогда не знаешь, чего можно ожидать. Больно уж ты скрытна – и кто поймет, что у тебя на уме? По крайней мере, такой вывод может сделать только тот, кто не прилагал особых усилий, дабы разобраться в твоем характере, а Баррета можно причислить именно к этой категории. Встречая тебя в темных подземельях Шибусена совсем недалеко от запретного коридора, Сид даже не догадывался, что ты следишь за ним так же, как и он за тобой, ибо устав от неопределенности прогнозов по поводу Кишина и Арахнофобии, ты решила провести собственное расследование, как и Кид. Вы были тогда как двое хищников, подстерегающих друг друга. Он – думая, что уличит тебя в предательстве Шибусена, ты – надеясь наконец узнать, что задумал Шинигами. Так что даже сейчас, после победы над кишином, до самого хрупкого доверия между вами еще ой как далеко, но, возможно, этакую «холодную войну» еще можно прекратить*

Мира Нагас: О, это ты, (Твое имя)…Я что-то даже не услышала, как ты в лазарет вошла, заработалась, наверно…Э? Нет, что ты, мне не холодно в бинтах. Все же не стоило одеваться с «элегантностью космонавта»? Ох, кажется влияние этой самой Блэр и оружий Кида-куна не прошло даром…И что же ты предлагаешь делать? Хорошо, я сейчас проверю, свободна ли до завтра, и тогда, может быть, мы пройдемся по магазинам. Хотя должна признаться, мне немного неловко – я уже очень давно не бывала в подобных местах. Мне…немного не по себе. *Именно с Мирой ты нашла общий язык сразу после Штейна, как только появилась в Академии. То доверие, что ты к ней питала, проявлялось уже в том, что поранившись во время тренировок, ты первым делом бежала к ней, а не к еще работающей тогда медсестрой Медузе. А теперь вас связали настолько прочные узы дружбы, что, кажется, ничто не может их разрушить. Ты искренне интересуешься тем, как в случае чего надо оказывать первую помощь (и это наталкивает девушку на мысль, что из тебя в будущем вышел бы неплохой медик, чему, как она считает, было бы неплохо поспособствовать), а Нагас, в свою очередь, всегда прислушивается к твоим советам по поводу того, как ей создать свой стиль в одежде – пусть она в какой-то мере солдат, но ведь женщина все-таки, а ведь иногда так приятно привести себя в порядок и взглянуть на себя совершенно иными глазами! На твое же недоверие к Сиду она лишь улыбается: «Да вы просто еще не знакомы как следует», - произносит бывало Мира, ероша тебе волосы, в то время как в ее глазах блестят искорки смеха*

Джо Буттатаки (БиДжей): *Вы были знакомы с ним всего ничего – каким бы огромным, неуклюжим, а порой даже немного устрашающим парень не выглядел, все же было в нем что-то такое, что вызывало в тебе доверие. А узнав, что было времечко, когда Джо и Мария встречались, ты решила приложить все усилия, дабы свести их снова – тогда, кажется, ты готова была почти на все, дабы оградить Штейна от нежелательной особы вроде Мьёльнир, испытав в последствии огромную долю разочарования – впрочем. нельзя сказать, что Буттатаки не оценил твоих усилий, ведь по его мнению, ты оказала ему огромную услугу, посоветовав пригласить Марию в ресторан. Ну а будучи парнем сообразительным, БиДжей сразу же смекнул, что собеседник ты очень даже интересный, а главное – спокойный и рассудительный, только если, разумеется, не говорить с тобой о трех вещах: о профессоре Штейне, «всей красоте и преимуществах» Марии Мьёльнир и о ведьмах вроде Медузы. Тебе было очень жаль узнать, что Джо убит, но поверь, не только из-за того, что таким образом планы на завоевание Франкена гибли – ведь помимо этого, БиДжей уже начал понемногу завоевывать твое доверие, часто предлагая посидеть с ним за беседой у чашечки горячего кофе. А стоило понять, что это – единственный напиток, который твой новый знакомый признает, ты полностью взяла заботы о его приготовлении на себя, иногда подмешивая в ваши чашки кардамон, корицу или лепестки хризантем*
- Да уж, (Твое имя), что бы там не говорили, а кофе ты готовишь прекрасно, - это можно было считать наивысшей похвалой со стороны БиДжея.

Акане Стар: *Это неизвестно даже Штейну, но есть все же ещё один человек, которому ты доверила себя в своей боевой форме, да и то лишь по необходимости – только на время сражения с клоуном Широсаги на борту небесного дирижабля. Что поделать, «Вечную весну» надо было защищать, и для этого тебе и этому, казалось бы, совершенно незаметному в Шибусене парнишке пришлось объединить усилия. Акане, помнится, как ты могла тогда судить по выражению его лица, от счастья чуть не умер: еще бы, держал в руках настоящую Косу Смерти. В последствии ты не раз ему выговаривала: «Эй, эй, ты смотри - умом от радости не тронься!», однако было уже поздно. Молодого человека уже настигло то, что нынче именуется любовью с первого взгляда. Но поскольку он понятия не имеет, как вообще надо ухаживать за девушкой, его обожание пока что сводится только до восторженных рассказов напарнику о твоей персоне*
- Ты не представляешь, Марие, что за прекрасное она создание! – восклицает, бывало, Акане, устремляя на Сайзумоа горящий взгляд.

Марие Сайзумоа: *Он был многократно наслышан о тебе из восторженных од Акане, однако лично повстречать тебя ему так и не удалось, ведь с окружением Сида, если не брать во внимание Миру, ты не больно-то дружна. Впрочем, надежды на знакомство Марие так и не потерял, с удвоенным усердием вылавливая тебя в коридорах Шибусена и искренне огорчаясь, когда у него это не получается*
- Акане, а Акане, познакомь меня с (Твое имя), а? – ноет парень в те дни, когда его поиски в очередной раз заканчиваются неудачей, доводящей Сайзумоа чуть ли не до истерики.

Ген: *Ты видела его лишь единожды – во время битвы на луне. Помнится, уже этого раза было достаточно, дабы уже тогда в твоей голове промелькнуло недюжинное уважение к его персоне – еще бы, восстанавливать все детали огромного дирижабля в рекордно короткие сроки – не каждый сможет*


Косы Смерти и их мастера


Спирит Албан: О, (Твое имя), ты здесь, как хорошо! Слушай, у меня к тебе будет одна просьба…надеюсь, ты меня поймешь. Вот, - взволнованно вещает мужчина, выуживая из кармана книгу и протягивая тебе, старательно пряча глаза. – Будь добра, милая, передай это Маке. Скажи, что это от меня, ладно? Э? Почему сам не могу передать, говоришь? Ну…*И полные надежды глаза Спирита медленно наполняются слезами – как он, интересно, это сделает, если дочка не желает его видеть? Вообще именно Коса был тем, кто забрал тебя в Академию по приказу Шинигами. Признаться, Спирит до сих пор пребывает в изумлении – как же столь хрупкая девчушка смогла стать Косой Смерти? – хотя это не мешает ему питать к тебе сильное уважение. Как на девушку, к слову, он на тебя и не смотрит – просто невозможно видеть женщину в той, чей процесс роста ты так долго наблюдал. «Ребенок…» - вздыхает Спирит, исподтишка наблюдая за твоими успехами в Академии. Иногда он даже проводит параллели между тобой и Макой, приходя в итоге к выводу, что вы двое – абсолютные противоположности, но при этом у вас есть общая черта – вы в любом случае идете до конца, отрабатывая свои действия до мелочей. А увидев, как Мака старается быть поближе к твоей персоне, он решил воспользоваться случаем и упросить тебя побыть своеобразным средством связи между ним и дочерью, а в качестве благодарности предложил покупать тебе сладости. Поняв, что Блэр - не очень надежный сообщник, именно через тебя теперь Спирит предает Маке «приветы», поздравления или подарки. Ты же, узнав наконец причину неприязни Албан к собственному отцу, недоумеваешь: если мужчина так ценит семью, то зачем тогда изменял? Однако когда ты спросила его об этом в лицо, тот так и не нашел подходящего ответа, на что ты только вздохнула: «Что ж, подтверждается теория о том, что все мужчины думают нижней частью своего тела», и даже его оправдания тебя не переубедили. И все же тебе немного жаль его, особенно после того, как Мака по возвращению с луны обняла не его, а Марию. «Такого все же он не заслужил». А так-то ваши отношения - не дружба и даже не приятельство, это скорее полезное для обоих знакомство, размышляешь ты, с удовольствием поглощая купленные Спиритом конфеты*

Мария Мьёльнир: *Еще с того момента, как из женского туалета раздался громкий надрывный вой, ты подумала: нет, с такой истеричной особой тебе ужиться не дано. Стоило же узнать от болтливого Спирита, что Мария поселилась в доме у Штейна да еще и будет его временным напарником, как твое отношение к ней уже было предрешено – скрытая ненависть. «Дура, безмозглая дура…» - вполголоса цедила ты, исподлобья наблюдая за неумелыми попытками Мьёльнир вести лекции и завоевать расположение студентов. Ты, пожалуй, была единственной, на кого не подействовало ее обаяние: все, чего она добилась – полного отвращения взгляда. Сама женщина долго не могла понять, чем же она тебя так обидела, что ты знаться с ней не хочешь? Твое нежелание идти на контакт ранит ее, но она все еще желает хоть как-то наладить с тобой связь. Хотя едва стало известно, что она забеременела от Штейна, стало ясно: ни подругами, ни сестрами, ни знакомыми, ни наставницей и ученицей вам не бывать никогда. Ты готова была рвать и метать, хотя внешне не проявила ни одной эмоции, и тогда Мария, напуганная ужасающей аурой, исходящей от тебя, наконец решилась на свою беду спросить в упор, что случилось. Результат чуть не спровоцировал инфаркт у вас обеих: у нее – от шока, у тебя – от осознания того, что это был первый раз, когда ты высказала все, что было у тебя на уме, на повышенных тонах. Так сказать, срыв – твои крики слышал весь Шибусен. Теперь Мария вообще старается не попадаться тебе на глаза, чувствуя себя виноватой перед тобой и не прекращая думать, что если бы она не появилась, то ты и Штейн были бы вместе. Но, тем не менее, отказаться от Франкена она не в силах, особенно если уже ждет от него ребенка, что только усугубляет ее стыд. Ты же, видя, что твоя любовь стала недосягаемой, скрепя сердце, отдалилась от профессора, уступая сопернице, но это не значит, что ненависть миновала, пусть даже с настойчивостью Кида она и притупилась*
- Кукла размалёванная…- слыша этот тихий рык, эхом отскакивающий от стен Шибусена при встрече с тобой, Мьёльнир каждый раз заливается слезами, мантрой повторяя: «Прости меня, (Твое имя)! Прости…».

Юми Азуса: Почему ты вчера прогуляла душеведение? Насколько я помню, ты всегда была ответственной и пунктуальной, что произошло? Относила книгу Сиду в лазарет? Что ж, Сид не переломится, за ним Нагас присмотрит. Да и не хватало еще там тебя – после схватки с Мифуне ему нужен полный покой. Право же, тебе не стоило только ради этого бросать учебу, - поправляя очки, поучительно произносит женщина, в упор не замечая твоего раздраженного взгляда. *Азуса, хоть убей, не воспринимает того факта, что ты в таком юном возрасте стала Косой Смерти. В ее понимании ты всего лишь дитя, не знающее, что делать со свалившейся на него ответственностью, а оттого недостойна внимания. Впрочем, ты отвечаешь ей той же монетой: в твоих глазах Азуса – поистине невыносимое высокомерное создание, идеальное, что называется, до мозга костей и еще кичащееся этим, заодно старающееся всех по своей мерке построить. К тому же, тебе очень не по душе тот факт, что в ситуации с профессором Штейном и Марией, она всегда поддерживает сторону Мьёльнир – это, как нетрудно догадаться, радости не прибавляет ни на грамм. Сама же Азуса, прекрасно понимая, откуда ветер дует, лишь вздыхает. «Глупый ребенок, - думает она. – Ослиное упрямство и ярое нежелание слушать чужого совета до добра не доведет. Ну почему же она не хочет остаться хорошим, послушным созданием, целью которого было бы просто закончить на отлично Академию и обрести наконец нового повелителя? И себя бы заняла, и от боли бы избавилась, да и дурь бы тогда прошла…»*

Джастин Лоу: Милая моя, сегодня ведь такой прекрасный день, что же зря в подземельях просиживать? О, поверь, я почту за честь сопроводить тебя в Город Смерти, все равно ведь делать нечего. Господи помилуй, да разве посмел бы я навязываться? Просто мне кажется, что так было бы лучше для твоей души – к чему так упрямо запирать ее, тем самым претя дальнейшему совершенствованию своего дыхания? Идем же, прошу тебя, - заливается соловьем молодой человек, беря тебя под руку и увлекая за собой. *Надо заметить, прибыв в Шибусен, юноша был весьма заинтригован, узнав, что объявилась личность, сумевшая обернуться Косой Смерти раньше него. Узнав же, что эта личность – девушка, испытал смешанные чувства. С одной стороны Джастин ощущал некоторое уважение, с другой же – легкую нотку самодовольного превосходства, ибо в отличие от тебя в повелителе он не нуждался. Однако заметив, какое упорство ты проявляешь в нечастых тренировках со Штейном, Лоу круто переменил свою точку зрения. Сам того не понимая, парень очаровался тобой – подумать только, он даже стал вынимать из ушей наушники на время беседы с объектом своей страсти. Джастин, по своей природе наивный, но пылкий юноша, проникнувшийся вдобавок законами религии, искренне считал, что его ухаживания должны быть долгими и обязательно закончиться свадьбой. Но увы, его мечтам не суждено было сбыться – будучи уже влюбленной в Штейна, ты отказала ему, но в достаточно мягкой форме, без резкости, ибо за недолгое время успела сильно привязаться к главе европейского отделения, воспринимая его как старшего братца. Парень ведь хороший, а то, что драматизировать любит – беда невелика. Но кто же мог подумать, что твой отказ ранит молодого человека настолько сильно, что это станет второй причиной его предательства. «Любишь безумцев – будет тебе безумец!» - зло думал Лоу. Стоит ли говорить, что известие о его поступке потряс тебя до глубины души…Тем не менее, только на луне увидев своего друга и, к своему ужасу, едва узнав его, ты поняла – добрый, улыбчивый Джастин потерян навсегда*

Тезка Тлипока: *Ввиду того, что он постоянно таскал на себе нелепую медвежью маску, лишая таким образом окружающих возможности распознавать его эмоции, к сему субъекту особого доверия ты не питала – больно настораживающий тип. Конкретно друг с другом вы говорили от силы раза четыре, если не меньше, и этого было уже вполне достаточно, дабы убедиться в том, что данная личность тебе не очень-то приятна. Хотя отрицать того, что Тезка был одним из лучших информаторов Шинигами ты, конечно, не могла. Однако когда он сообщил о том, где находится предавший Академию Джастин Лоу, ты сперва наотрез отказалась поверить Демоническому Зеркалу – как же этот милый парень мог оказаться вдруг предателем? Некоторое время, признаться, ты недолюбливала Тлипоку уже только за то, что он принес новость о Джастине…И только встретившись с Лоу лицом к лицу на луне и уверившись в правоте слов Тезки, ты поняла, что подозревать Таинственного Медведя нет причин, а, стало быть, можно и выдать кредит доверия, что ты сейчас понемногу и выполняешь*
- Тебе стоит быть осторожнее – мало ли в мире людей, тайно надеющихся использовать тебя в своих целях, - поучительно произносит бывало Тезка, качая головой. – Впрочем, тебе и так уже стоит отдать должное, поскольку ты хорошо контролируешь свои эмоции. Так держать, ведь если враг не поймет по лицу, что у тебя на уме, это всегда даст дополнительный козырь. Хотя маска бы тебе, пожалуй, тоже не помешала…

Энрике: *Долгое время ты недоумевала – зачем Тезке, который, в принципе, способен функционировать самостоятельно, понадобился мастер, тем более в голове просто не укладывалось, какие вообще способности может иметь эта огромная говорящая обезьяна. В твоем понимании он был ничем иным, как обыкновенным шутом для того, чтобы вовремя разряжать тяжелую атмосферу. Как результат – уважения ни на грамм, хоть как Демоническое Зеркало и убеждал тебя в важности Энрике для своей персоны…«Тут, поди, имеет место обыкновенная душевная привязанность» - был твой окончательный вердикт*
- Ребенок, - меланхолично замечает Энрике, сходясь тем самым во мнении с Азусой и Тезкой. – Она еще слишком многого не понимает…

Джин Гаран: О, так это ты, (Твое имя)…А я так и знал, что ты где-нибудь тут. Давно на огонек не заглядывала, совсем уж о нас забыла…Ну да ладно, мы не обижаемся, ведь уже просто встретиться с тобой – праздник. Однако пообещай, что в самом скором времени переступишь порог нашего дома. *Он и Зубайда – пожалуй, единственные, с кем ты была знакома еще задолго до того, как погиб твой мастер, а сама ты оказалась в Шибусене: выполняя очередное задание, вы повстречались с этой парой и, надо сказать, сразу прониклись симпатией друг к другу. Он, между прочим, до сих пор вспоминает с улыбкой твое изумленное лицо, когда ты узнала, что его боевая форма – лампа. Тогда вы прогостили у представителя азиатского отделения пару недель, да и по возвращению в Неваду поддерживали связь – писали друг другу письма. Однако после смерти твоего оружейника и переезда в обитель Шинигами ваше общение надолго прервалось, что всерьёз смутило Джина. «Ну что же, и написать не могла?» - с досадой сетовал мужчина. Впрочем, по прибытии его и напарницы в Шибусен для решающей битвы на луне, все обиды были вытеснены радостью от встречи с воспитанницей, как он тебя и воспринимал - стоило лишь увидеть знакомую фигурку в числе экипажа небесного дирижабля*

Зубайда: Мы очень скучали, (Твое имя). Поверь, Джин не сможет на тебя долго сердиться, мы ведь понимаем, что ты была подавлена смертью друга – где уж тут о письмах думать…Кстати, я недавно читала, что каждая индийская девушка должна до свадьбы создать свой батик в приданое…Как еще не создала? Свадьбы не предвидится, говоришь? Ну нет, так будет! А пока позволь мне немного тебе помочь…*Ты всегда воспринимала ее как старшую сестру, к которой в любое время можно прийти и поделиться переживаниями или радостями. Зубайда же, в свою очередь, сильно привязалась к тебе, а поскольку она очень чтит народные обычаи и традиции, то, как и Ким, стремиться теперь пробудить в тебе голоса предков, восполняя таким образом то время, что вы провели вдалеке друг от друга: предлагает соткать килим*, создать батик или научить танцу живота. А беря во внимание ее мировоззрение, становится понятно, почему девушка так упорно твердит, что тебе давно пора замуж. Ты там смотри, как бы она сама не вызвалась тебе жениха подыскивать, а то претендентов пруд пруди…Кроме того, поддерживает желание Джина вновь видеть тебя их гостьей, все чаще предлагая навестить*

Динг Диинга: (Твое имя), значит? Ну что ж, будем знакомы, много наслышан о тебе от Шинигами…А? Конечно, я знаю, как обращаться с тамтамом. Грош цена тому шаману, что не умеет таким образом общаться с духами предков! Хочешь послушать? *С Дингом вы познакомились относительно недавно – ты подошла к нему как раз перед битвой на луне, потому как причудливая внешность представителей африканского отделения излучали почти ту же ауру, что и ты. Коса тоже испытал некую заинтересованность твоей персоной, а оттого не прочь завязать с тобой общение, которое, к слову, продвигается довольно спокойно – на данный момент он уже пообещал показать тебе, как надо бить в тамтам, сплести из бус ожерелье и пригласить в гости, дабы погулять вместе по саваннам. Ты видишь в Динге ни много ни мало – наставника, а потому, бегая за ним хвостиком, с радостью внимаешь его речам, вызывая тем самым ревность Кида, а порой даже Штейна – профессор отнюдь не готов смириться с тем, что кто-то еще может быть наставником (Твое имя), кроме него*

Александр: Да-да, в львином прайде лев всегда один, а все остальные – львицы…- увлеченно вещает молодой человек, вместе с тобой склонившись над атласом Африки. – А вот леопарды всегда держатся по две-три особи. *Его сердце пропустило удар, когда он увидел на площадке перед Шибусеном облачённую в сари юную девушку (Ким и Жаклин таки добились своего, переодев тебя в национальный костюм). И хотя вначале он, в отличие от напарника, постеснялся с тобой заговорить, но узнав, что после путешествия к Джину и Зубайде решила нанести визит и им, словно проснулся, с головой бросившись в ухаживания – но есть учесть, в какой глуши живет, то в этих попытках он неумел, как ребенок. Ждет не дождется устроить тебе экскурсию по дикой природе, а меж делом наконец признаться в чувствах. Есть, правда, для сего молодого человека одна неприятность: Кид, похоже, смекнул, что за намерения у паренька, а потому активно ставит Александру палки в колеса*

Царь-пушка: *Ты была одной из первых, кто узнал о злоключениях Хроны в России, а потому когда Штейн, Ким, Соул и Мака собрались на место происшествия, без колебаний поспешила за ними, ухватившись за хрупкую надежду вновь повидаться с подругой. Вскоре же, с ужасом озирая два огромных черных шара, в которых были заживо погребены Царь-пушка и его напарник, ты все отказывалась верить: ну нет, такого бы даже Хрона натворить не смогла! Даже если бы захотела…*

Фёдор: *Ты не виделась ни с ним, ни с Царь-пушкой – по вполне понятной причине. К тому времени, как ты прибыла в Россию, он и Коса Смерти были уже поглощены Чёрной Кровью*

*Меч-молния – оружие Индры. Обладатель мог с его помощью сжечь противника (долгая и мучительная казнь, надо заметить) в огне или просто поразить вмиг испепеляющей молнией. В современной обработке героиня, помимо молний, использует микроволны и инфразвук.

**Наарден – расположенный за 30 километров от Амстердама город-крепость, представляющий из себя остров в виде шестиконечной звезды, окруженный со всех сторон рвом с водой.

***Амбика – милостивая форма богини, одно из центральных божеств религии шактов наряду с Дургой, Кали

**** - {censored}радиционное индийское искусство, ручная роспись по ткани с использованием резервирующих составов. На ткань — шёлк, хлопок, шерсть, синтетику — наносится соответствующая ткани краска.

*****Килим – тонкий, без ворса, тканый ковер, традиционное искусство Турции.


Автор будет очень рада, если вы расскажете ей о своих впечатлениях - она ведь так старалась, когда писала этот тест! http://eliameribel.beon.ru/0-29-my-tests-you-re-welcome.zhtml

Поскольку результат оказался настолько большим, что невозможно было создать тест, а на Фикбук у меня нет возможности его выложить, то просьба искать продолжение здесь: http://tobosoyno.beon.ru/[/SPOILER]
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1117-006.html
Прoкoммeнтировaть
Шизуй 8 мая 2017 г. 17:13:54 постоянная ссылка ]
­Тест: Куда завлечет дорога перемен? [Сборный] Part 1
Ao no Exorcist

[SPOILER]
­­


­­


«Полоумная!» - шептались одноклассники. «Странная девочка…» - говорили соседи и знакомые. «Спасительница моя!» - восклицал преподобный Фуджимото, стоило тебе показаться на территории мужского монастыря, расположенного по соседству. И только ты в ответ на все это тяжело вздыхала, закатывала глаза и устало произносила: «Что плохого в том, что я дружу с Окумурой Рином?» С детства тебе неприятно было видеть, как от мальчишки, как от прокажённого, шарахались все, кто жил на вашей улице - от его ровесников до взрослых. День ото дня наблюдая напряженную складку на лбу Широ, стоило ему услышать, что сын опять подрался, ты наконец решила: хватит. Какой ни есть, а такого отношения не заслужил. С тех пор вы с Рином до конца средней школы иначе и не появлялись на людях, кроме как в компании друг друга: вместе ходили в школу, сидели за одной партой, вместе делали уроки у тебя или у него дома...За это время ты прекрасно успела изучить натуру друга, что в последствии не раз помогало тебе успокаивать его бурный нрав и предотвращать уличные драки. Так вот и жили, а потом в вашей жизни произошло событие, навсегда оставившее в душах глубокие следы.
Началось все с того, что иногда тебе стали являться какие-то странные существа, напоминающие чертей. Тогда ты решила не жаловаться Широ – еще не хватало беспокоить старика глупой игрой воображения! Однако когда эти создания начали буквально бросаться тебе в глаза, ты решила попросить у него совета, как от них избавиться. Но, к своей глубочайшей печали, опоздала: преподобный Фуджимото погиб. Попытки разузнать подробности у Рина ни к чему не привели – юношу как будто подменили. Он стал каким-то дёрганым, но в то же время молчаливым, задумчивым. Тут-то ты, мгновенно почуяв неладное (ведь на своем примере убедилась, что именно так и ведут себя те, кто видит эти непонятные создания), решилась спросить у него, не видел ли тот в последнее время чего-нибудь необычного. Тогда Окумура, пораженный внезапной догадкой, просто не нашелся, что тебе ответить…Но положение спас вовремя появившийся Мефисто, который, собственно, и разъяснил тебе, что вы оба обладаете способностью видеть демонов. А затем без колебаний предложил тебе последовать за другом в Академию Истинного Креста, ибо только так можно найти на них управу. Собственно, ты недолго и раздумывала: во-первых, твоя семья уже давно планировала отправить тебя на учёбу туда, а во-вторых, как же Рин поедет без своего личного успокоительного? Пропадет парень, как пить дать пропадет, коль его не успокаивать вовремя…
…В Академии, надо заметить, дни протекали более, чем увлекательно, ведь даже несмотря на то, что класс экзорцистов был невелик, люди там учились очень интересные. Это еще не говоря об неординарности ректора и некоторых преподавателей…И хотя у тебя получилось поладить не со всеми, надежда, что что-нибудь еще сплотит вас, все еще жила в твоем сердце. Но тут, как назло, судьба подбросила тебе еще один «сюрприз», связанный на этот раз с лучшим другом…



Эксвайры

Рин Окумура: - Итак, что сегодня будем готовить на ужин? – деловито интересуется парень, помогая тебе завязать фартук и параллельно окидывая взглядом «поле действий». – Выбирай ты, я выбирал вчера. Одэн, значит…Хм, но это же зимнее блюдо…Ну да ладно, организовать можно. Что ж, за работу, подруга! *Друг друга с этим юношей знаете как облупленных, ибо с раннего детства были неразлучны. Ты прилагала все свое терпение, доброту и мягкость, дабы свести на нет всю агрессию Рина, а он, в свою очередь, клялся самыми страшными мальчишескими клятвами, что всегда будет защищать своего лучшего друга. Поэтому Окумура был несказанно счастлив, узнав, что даже пребывая в Академии, он все равно имеет возможность исполнять их и дальше – и все равно ему было на то, что ты и так при необходимости можешь за себя постоять. Правда, когда вскрылась правда о его происхождении, Рин некоторое время был ни жив ни мертв от страха – а вдруг ты теперь возненавидишь его? Но к своему величайшему изумлению, весь твой гнев заключался в довольно ощутимом подзатыльнике и возмущенном крике: «Идиот! Тебе следовало сказать мне с самого начала! Неужели ты думаешь, что я оставила бы тебя?!». А вслед за тем обескураженный парень с полчаса сидел не шевелясь, легонько поглаживая плачущую ему в плечо девушку по спине и бормоча извинения вперемешку с обещаниями больше никогда ничего не скрывать. И очень скоро Рину представилась не одна возможность убедиться в твоей искренности, ведь ты оставалась с ним и в самые трудные минуты, когда, казалось, отвращение к нему ощущал даже родной брат. Такое безграничное доверие к его персоне очень тронуло юношу, пусть он того и не показал, и, можно сказать, именно благодаря этому ваша связь стала еще крепче. Не счесть, правда, сколько раз из-за нее вас принимали за парочку, однако тут ты твердо уверена: романтикой между вами и не пахнет. Тем более, зная о симпатии друга к Шиеми Морияме, ты с самого начала старалась поспособствовать воссоединению этих двоих, а в минуты «неудач» всегда откармливала подавленного Окумуру сладостями, наглядно объясняя психологию девушек, за что и заслужила отдельную благодарность. К слову, о еде…А ведь ваше «поварское трио» - ты, Рин и Укобак – поистине неразделимо; вдобавок и у тебя, и у парня есть по тетрадке, в которые вы записываете рецепты блюд, которыми делитесь друг с другом. Единственное что: столь близкое общение повлияло на твой характер сильнее, чем следовало бы – рядом с ним ты, пожалуй, слишком часто ведешь себя как мальчик, вследствие чего ваши одноклассники, а в недалеком прошлом и Широ с другими монахами не раз становились свидетелями ситуаций весьма смущающих…А началось-то все из-за злосчастного похода на горячие источники, когда вам было по семь! Тогда, помнится, взявший вас с собой Широ на миг лишился дара речи, когда вошел в онсен и был встречен двумя парами глубоких и невинных детских глаз, таращившихся из воды. С того дня, к ужасу окружающих, между тобой и Рином вообще исчезло всякое стеснение, а Фуджимото ежедневно стал напоминать тебе о том, чего девочке делать не нужно. Тогда, конечно, вы двое еще не понимали, что вели себя по меньшей мере странно, но даже выросши и взвесив все свои поступки, пришли к выводу, что все еще не можете избавиться от старых привычек - как ночевка на одном футоне, например. Но кто же виноват, что иначе вы просто не можете заснуть? Так что Юкио теперь чуть инфаркт не схватывает, заставая по утрам в постели брата «гостью» или же подмечая его отсутствие в их комнате – заметим, что поселили вас всех троих в одном общежитии ибо в женском к моменту вашего прибытия в Академию попросту не осталось места. Ну а на сонным голосом вымолвленные фразы наподобие «(Твое имя), застегни блузку, бюстгальтер видно» или «Рин, спрячь хвост», которыми вы перебрасываетесь по утрам, уже давным-давно никто из вас не обращает внимания*

Шиеми Морияма: - Увы, (Твое имя), я не знаю, где находится сад Амахара…Мне кажется, никто не знает, хотя попытки поисков уже предпринимались...Вот бы побывать там когда-нибудь, скажи! Мы ведь отыщем его, а, (Твое имя)? *При первой же встрече умилившись наивности девушки, ты решила, что она нуждается в ласке и заботе так же, как и Рин, а оттого почти незамедлительно взяла ее под свое крылышко, зорко следя за тем, чтобы никто в Академии не обидел блондинку – и братья Окумура в том числе. Шиеми, впрочем, особо не протестовала – ей, никогда не имевшей настоящей подруги, показалось поистине подарком судьбы то, что такая смелая личность захотела с ней подружиться, а оттого Морияма прилагает все усилия, дабы отдавать не меньше, чем даришь ей ты. Иногда в глазах Шиеми ты превращаешься в ни дать ни взять героя – еще бы, не каждый эксвайр еще на первом курсе твердо решит пойти на укротителя, драгуна и рыцаря одновременно. Можно сказать даже, что с зарождением дружбы между вами двумя ты немного отдалилась от Рина, так как наконец-то обрела ту, с которой можно поговорить «о своем, о девичьем», пройтись по магазинам или же поухаживать за растениями – у тебя, между прочим, уже вся комната ими заставлена. Как думаешь, откуда семена? Но Окумура-старший ничуть не обиделся – в конце концов, этот день, как утверждал когда-то Широ, когда-нибудь должен был наступить и тебе наконец захотелось девичьей компании, а не киснуть все время (как считает сам юноша) рядом с ним. К тому же, как уже было сказано ранее, ты вызвалась помочь наладить отношения между ним и Шиеми, всячески ее «обрабатывая». Не передать, с каким огромным напряжением ты ожидала её ответа на неумелое признание друга! Так что, пожалуй, неудивительно, что ничем весомым, по сути, не обусловленный отказ девушки вызвал у тебя настоящий шок – после «вмешательства» Амаймона ты отвела ее в сторонку и в лоб спросила: почему? Слишком мала для любви? Какая глупость! Любовь не спрашивает, кто для нее стар или мал, она просто приходит, а к твоим друзьям, по всей видимости, она уже пришла. Так зачем тогда ей противиться? И хотя внятного ответа от Шиеми ты тогда так и не добилась, а она потом извинялась и перед тобой тоже, ты и по сей день не можешь забыть об этом. «Дура ты, дура, - добродушно, но с ноткой досады укоряешь её ты. – Не понимаешь ты ещё, какое счастье от себя отметаешь. Чем тебе не хорош парень? И симпатичный, и храбрый, и добрый, да еще вдобавок готовить умеет…Золото будет, а не муж!»*

Рюджи Сугуро (Бон): (Твое имя), у тебя стойка неправильная. Когда стреляешь, нужно ставить ноги на ширину плечь, иначе не сдержишь равновесия. И руки… - уже тише добавляет Рюджи, заходя тебе за спину и, накрыв твои руки своими, поднимает зажатое в твоих ладонях оружие на уровень плеч, слегка краснея. *Тут имеет место явление, в народе именуемое любовью с первого взгляда. Пусть это будет звучать тысячу раз избито и затерто, но стоило Бону увидеть тебя в первый день занятий на курсах экзорцизма, как он понял, что пропал, что он все, что угодно сделает, лишь бы добиться от тебя взаимности. Молодой человек чувствовал, что если ты только пожелаешь, то он готов стать для тебя кем угодно: возлюбленным, братом, другом…лишь бы только иметь возможность находиться рядом. Но это так, на словах легко сказать. В действительности же он в твоем присутствии и двух слов связать не может, а если уж дойдет до этого, то нет-нет а в силу своего крутого нрава и грубостей наговорить может, хоть как Рюджи не хочется тебя обижать. Что поделать, платоническая любовь склонна превращать людей в дураков…А с некоторых пор к ней присоединилось еще и вожделение, ведь наблюдая за тем, как ты тренируешься в стрельбе из дальнобойной винтовки или появляешься на людях в новой обновке, прикупленной во время прогулок с Шиеми или Паку, юноша все чаще нервно кусает губы и старательно прячет от тебя бардовое лицо. «Ну и чем, спрашивается, я теперь лучше Шимы?» – мрачно вопрошает сам у себя Бон, в который раз задерживая взгляд на колыхающийся подол школьной юбки юной девушки. К слову, причин для соперничества с Рином у него стало на одну больше, и доводы о том, что вы – лучшие друзья, на него не действуют. Да еще и Лайтнинг тобой интересоваться начал…Словом, поводов для ревности пруд пруди. Хотя когда ты изъявила желание пойти учиться на драгуна, сердце Сугуро радостно подскочило: ведь так увеличиваются шансы завоевать твое расположение! Но начать он решил только сейчас и с малого: помогает с выбором оружия, часто подсобляет с домашним заданием, кричит на тебя, если вдруг полезешь на рожон, как то случилось во время катастрофы с Нечестивым Королем – в общем, та еще идиллия*

Рензо Шима: Какой же ты все-таки счастливчик, Окумура-кун! Иметь возможность каждое утро просыпаться рядом с такой красавицей…как же я тебе завидую! – разочарованно завывает розоволосый, но, наткнувшись на твой упреждающий взгляд, мигом обрывает речь. – А…? Это ты, (Твое имя)-чан? А..а мы как раз о тебе говорили…*Вопреки мигом восстановившимся между ним и Рином приятельским отношениям ты не сразу пошла на контакт с этим парнем. И дело тут отнюдь не в чрезмерной извращенности Рензо, нет…Тебе все время казалось, будто он чего-то недоговаривает, а за его вечной улыбкой таится нечто, о чем не знают даже его лучшие друзья. Когда же стало известно, что по распоряжению ректора Рензо стал прирабатывать на стороне иллюминатов, от тех зачатков симпатии к этому человеку, что еще были, не осталось и следа, и даже подтверждения шокирующей правды его семьей тебя не разубедили. К тому же, ты до сих пор не можешь понять: как только Камики терпит его рядом с собой после всего, что он с ней сотворил и слушает его разглагольствования? Это же как если бы Шима извинялся перед окунем за то, что собирался сварить из него уху! Рензо же, ничего конкретно против тебя не имеющий, искренне недоумевая, почему ты его сторонишься, не смог, впрочем, не заметить, что ты была воспитана в несколько ханжеской манере, в то время как таковая давно утратила свою ценность. «Раскрепостить немного – и была бы как белый человек», - убежден юноша, так что отношения между вами отнюдь не на высоте, и если, как бы избито это не звучало, не вмешается рука судьбы, ситуация рискует обрести угрожающие масштабы*

Мива Конекомару: *«Раз ты никого не боишься, значит, ты – самый страшный». Именно об этом принципе каждый раз вспоминает Конекомару, стоит тебе с ним заговорить: негромким, но уверенным голосом, глядя прямо в глаза. В голове бедолаги все никак не укладывается то, как ты преспокойно препираешься с Юкио во время уроков или, даже не дрогнув, смотришь в глаза ректора. Не говоря уж о том, что ты сумела призвать в фамильяры одного из страшнейших японских демонов и до сих пор находишься в прекрасных отношениях с Рином Окумурой, осознание чего пускает по спине Мивы табуны мурашек. Он боялся тебя до дрожи в коленках, и страх этот сумел притупиться лишь к тому моменту, как он решил создать программу для классификации демонов. Тогда, помнится, ты совершенно искренне выразила свой восторг от его затеи, что надолго вогнало парня в краску, шевельнув в его создании робкую надежду: «А может, зря я себя накручивал, и (Твое имя) вовсе не плохой человек?» С этого-то дня Конекомару и учится доверять тебе, во стократ ободряясь с каждым разом все больше убеждаясь в правдивости своих догадок. Ты же, в свою очередь, помня о том, что в большинстве случаев физически слабые люди – умственно одаренные, теперь видишь, что в случае Мивы эта информация подтверждается что вызывает в тебе неподдельное уважение*
- Право же, (Твое имя), я не в такой степени гений, как тебе то кажется… - неловко краснеет молодой человек, стоит тебе в очередной раз похвалить его за сообразительность.

Идзумо Камики: (Твое имя)…я тут подумала…может, ты научишь меня готовить? Недаром ведь для остальных являются праздниками те дни, когда вы с Окумурой решаете приготовить обед…*Сперва твое существование не очень-то заботило её – на любые твои попытки завязать с ней общение девушка лишь отмахивалась, как от надоедливой мухи. Тогда, проглотив обиду, ты вообще перестала заговаривать с ней, полностью переключив свое внимание на Шиеми. А потом увидела, что Морияма, решив подружиться с Камики, невольно стала ее служанкой…В тот миг Идзумо и поняла, что упустила из внимания факт, что ты, как и Рин, склонна, что называется, «бить за друга морду», пусть и намного реже, чем Окумура-старший – только в том случае, если к этому приложат особые усилия. А девушка, даже не подозревая об этом, приложила их, по-твоему, предостаточно, помыкая наивной Шиеми как угодно. За что и поплатилась: выловив ее как-то раз после курсов экзорцизма, ты с наимилейшей улыбкой сообщила, что если она еще хоть раз учудит «что-нибудь не то» в отношении твоей подруги, ты сделаешь ее идеальным обедом для своего фамильяра, но вот о том, что это за фамильяр такой, мы укажем чуть позже. «Не веришь никому – ну и не верь, пожалуйста, никто тебя не заставляет. А Шиеми обижать не смей, иначе я не смогу поручитьcя за свое умиротворение», - спокойно, но твердо пригрозила ты, цепко держа ее за горло. Тогда, мгновенно убедившись в искренности твоих слов, Камики не рисковала с тех пор и слова тебе наперекор сказать, несмотря на то, что больше таких «выпадов» в ее сторону ты не совершала. Все язвительные слова просто застревали в горле у девушки, стоило ей встретиться с твоим внимательным, все подмечающим взглядом. Но на этот раз все равно было уже тебе. «Эгоистка !» - укрепившись с некоторых пор в таком мнении, ты махнула на нее рукой. Однако даже эта неприязнь не помешала тебе совершенно искренне обеспокоиться похищением Идзумо иллюминатами – все же без вечного яда, слетающего с ее губ, в коллективе было бы скучновато. Но занимательное дело – после этого события Камики словно подменили: она ни с того ни с сего стала пытаться заводить с тобой беседы, предлагала помощь в выполнении домашнего задания, хоть ты в ней и не нуждалась, а стоило тебе с Шиеми куда-либо собраться, сразу же вклинивалась в вашу компанию. Объяснение такому поведению не заставило себя ждать: отказавшись от своих старых принципов, Идзумо решила все же приоткрыть дверь к своей душе, а ты и Морияма оказались первыми, помимо Паку, людьми, стоявшими в списке тех, с кем, по мнению девушки, можно было бы пойти на такой эксперимент. Эта перемена в характере одноклассницы приятно удивила тебя, а оттого колебалась ты не долго – теперь вас часто видят вчетвером в коридорах Академии. И хотя до дружбы между вами двумя еще далековато, вы готовы довольствоваться уже простыми приятельскими отношениями, вот-вот готовыми перерасти в нечто большее*

Норико Паку: (Твое имя)-чан, в магазинах уже появился новый том манги «Бездомный бог»! Идем скорее, а не то все экземпляры разберут! Заодно Идзумо и Шиеми-чан позовем…*В отличие от своей несговорчивой подруги она, как и в случае с Шиеми, сразу завязала с тобой приятельские отношения. Твоя искренность, но в то же время и твердость в «делах особой важности» делают тебя в ее глазах примером для подражания, а оттого у Паку ты в авторитете. Она, надо заметить, всецело поддерживает твое желание свести Рина и Шиеми, а потому вызвалась тебе помогать. Вдобавок, зная, что за чувства питает к тебе Юкио, втайне от тебя Норико разрабатывает свой план, уже по вашему воссоединению. Что же касается твоей личности, то ты то и дело радуешься, когда девушка в очередной раз предлагает вместе сходить в книжный магазин или какое-нибудь кафе. Ещё бы! Ведь рядом с Паку не нужно быть сильной, не надо все время быть начеку, а можно просто искренне радоваться жизни. Так что такие моменты, по твоему мнению, нужно ценить, что ты и делаешь*

Нему Такара: А зачем тебе кукла Окику? Уж не хочешь ли ты ограбить монастырь и оставить ее у себя вместо трофея? *Нелюдимость сего субъекта не столь пугала тебя, сколь огорчала. Интерес Такары к куклам невольно пробудил у тебя интерес к нему самому, а оттого ты решила предпринять несколько попыток стать с ним если не друзьями, так хотя бы приятелями. Однако юноша не спешил завязывать с тобой общение, первое время считая тебя чересчур навязчивой. Тогда ты решила прибегнуть к плану «Б»: как известно, хочешь расположить к себе кого-нибудь – попробуй заговорить о том, что нравится ему. Вот ты и решила проверить этот метод на Такаре